Cмертный грех главреда. Когда вроде бы всё хорошо, но даже крутые авторы работают не очень

Сейчас отвлечемся от переставления слов и сокращения текста. Вот есть главред внутри компании, а у него несколько авторов. Да пусть даже один. Главред строит процессы так, чтобы всем понимали, как работает редакция. Грубо говоря, чтобы маркетологи понимали, как поставить задачу. А авторы — как выполнить задачу и с кем ее согласовать.

Страшный грех главреда — не плохое качество текста. Правда, оставим текст в покое, хотя бы сегодня. Проверка текста, поддержание качества — просто функция, без нее нет главреда. Это как велосипед без колес.

Страшный грех главреда — неоднозначность реакций.

Сегодня у главреда хорошее настроение, он смотрит на текст автора, сам быстро правит в режиме редактирования и такой: «Ой ты мой хороший, ошибочки были, ну ничего, я все поправил». Автор думает: «Ну правок мало было, я хороший текст написал».

Завтра у главреда плохое настроение, не выспался. Он видит похожий текст этого же автора. Там такие же ошибки. Главред пишет обидные и грубые комментарии в гуглдоке, а потом еще вываливает в чат на автора свое негодование. Автор обескуражен и подавлен. Вчера он был молодцом, главред с ним миленько щебетал, а сегодня вдруг такое.

Такое поведение — вредная привычка главреда. Через несколько таких выходок у авторов разовьется выученная беспомощность: им уже будет все равно, что говорит главред, они не будут стремиться написать крутой текст. А зачем стремиться, если ты все равно будешь внезапно плохим и не знаешь, как быть хорошим. Из-за этой привычки разваливаются редакции, самые профессиональные авторы страдают, болеют, бегают к психологу, заваливают сроки или просто почему-то в один день уходят.

Хорошая новость, что главреду не обязательно быть добрым, милым, хорошим, всем угождать и делать так, чтобы его все любили. Главное — быть однозначным. Я и сама знаю, как тяжело работать в неоднозначности. Вместо того, чтобы придумывать крутые форматы и статьи, думаешь: «А как бы не разозлить? А как сделать, чтобы понравилось?». Стараюсь не допускать такого в своей работе с авторами.

Хороший главред — однозначен. Если видит важную ошибку, обращает на нее внимание автора. Да, главред может поправить сам, но его задача, чтобы авторы в редакции росли и становились сильнее.

Я обычно говорю: «Смотри, в этом тексте у тебя много абстракций. Сами абстракции это нестрашно, но без них часто и не обойтись. Но дальше их надо объяснять на примерах и сценариях. Например...».

Из общения с автором

Если ошибка повторяется или возникает у нескольких авторов, главред заносит правило в редполитику. Пишет, что это за ошибка, на что она влияет и как ее не допустить. Приводит примеры, как правильно и как — нет. После этого еще раз обсуждает эту ошибку с авторами в чате. Они должны понимать, где искать описание ошибки и почему надо делать именно так.

Кусок документа по текстам

Если ошибка возникнет вновь, можно не объяснять автору по пятому кругу, а просто указать на редполитику. Автор исправит ошибку сам и еще лучше запомнит, как делать правильно . А если не получится, мы просто еще раз проговорим сложности.

А еще есть ошибки, на которые просто не надо обращать внимания. Я правлю их в режиме редактирования, не злюсь, не пишу обидные комментарии, не бегу орать в чат вечером в субботу. Это всего лишь текст, правда, хватит уже бороться за буквы. Я в состоянии исправить мелочь и даже не говорить об этом. Тем более знаю, сколько ребята в редакции делают. Если что-то не заметили, я подстрахую.

Ну а так, все процессы у главреда должны быть описаны, правила действовать для всех, а не зависеть от настроения, ссоры с мужем и сегодняшнего направления развития личного бренда. Эти правила работают и в редакции с одним автором, и если у вас целая армия.

Смертный грех автора. Как понять, что с автором пора расставаться

Поделиться
Отправить
Запинить
14 сентября   работа редактора
Популярное