5 заметок с тегом

правилажизни

Надо пробовать, но страшно, но надо пробовать

Я человек азартный. Ну не в плане игр каких-нибудь и глупостей, а в жизни и работе. Мне нравятся сложные задачи, и я за них радостно хватаюсь. Всё, что сейчас мне не по силам, манит и привлекает. Например, так я начала работать в редакции «Дела». Я точно понимала, что справиться у меня шансов мало, вообще почти нет. И значит — надо пробовать, но страшно, но надо пробовать.

Я заметила, что самое главное в сложных задачах — не знать, что «лошадь» несет. С такой же силой как я азартна, я пуглива. Вот на примере лошадей видно. Если мне не сказать, что лошадь буйная, ведет себя плохо и всех таскает, я не буду бояться. Даже если лошадь правда буйная, тренировка пройдет нормально, я справлюсь.

Когда я занималась верховой ездой в прокате Прилепского конезавода, мне приходилось ездить на разных лошадях. А у всех них разный нрав: кого-то не растолкаешь, а кого-то не остановишь, а бывали лошади с непредсказуемым характером. Один на вид добрый конь потащил меня по манежу галопом, отскочил в сторону повороте, и я улетела в обратную сторону. А потом таскалась с синей от ушиба рукой наперевес и не могла ее разогнуть.

Иногда я приезжала на завод и просто там ошивалась: чистила лошадей, помогала тренеру, смотрела тренировки. Бывало, что приезжали новички, не справлялись с лошадьми, и тренер мне говорила: «Сядь-ка ты, проедь, как надо». Я была переполнена гордости, ведь тренер мне по сути сказала, что я молодец, и садилась на лошадь. Даже если под новичком лошадь вела себя отвратительно, тут она чувствовала уверенность в моих мышцах и вела себя примерно.

Однажды моя тренер отсутствовала, вела тренировку другая. И тут я сажусь в седло, а тренер мне говорит: «Что-то Хабира сегодня злая какая-то, всех носит». Ну, дело дрянь, думаю. Я ездила на Хабире много раз. По характеру лошадь была сложной, иногда вдруг начинала капризничать, отказывалась идти или бежать, пятилась. Я знаю, что потом Хабиру продали и был случай, когда она встала на вертикальную свечку и упала вместе с всадником на спину. Вот такая лошадь. Но на тренировках я на глупости Хабиры не обращала внимание, думала, справлюсь. Но тут мне сказали, что лошадь не в духе, я стала присматриваться.

Хабира чуть ухом двинет, мне уже страшно. Она чуть ускорится, я дрожу. Конечно, лошадь это чувствует: по натяжению повода, по посадке, по движению ног, — чувствует неуверенность. Тренировка закончилась тем, что на галопе Хабира разнесла меня по манежу, и я с трудом ее остановила.

Заметила, что так и в жизни: мне лучше не говорить, что «лошадь» несет. Любая — настоящая лошадь, проект или ситуация. Если я слышу: «Будет сложно, но справишься», — чувствую азарт. А если: «Будет сложно, ну, посмотрим, может и получится», — всё, дрова, сворачиваем удочки.

Я ничего не боюсь, когда не знаю, что: на Хабре страшно публиковаться, набегут критичные комментарии; невозможно будет взять интервью, герой откажется; эксперт не согласовывает материалы. Видимо, тут дело во внутреннем настрое. Когда я знаю об опасности, я начинаю заранее в голове крутить ситуации, действую неуверенно, с оглядкой. Это как с лошадью: начинаю хвататься за поводу, падаю вперед в седле, — лошадь улавливает неуверенность и на тебе, получай. Когда не знаю о трудностях, во мне больше спонтанности, энергии, игры, и всё как-то легче выходит.

Если работаю в проекте не одна, так же настраиваю авторов. Рассказываю о проекте, плюсах и минусах, сложностях и возможных трудностях Но если я выбираю человека, то заранее уверена, что он справится. А если нет, ну бывает, всё равно какой-то опыт получим. Зачем заранее пугать. В спонтанности много силы и уверенности. Ничего-ничего, победим.

Кажется, это лучшая фотка, чтобы проиллюстрировать пост:

Это не относится к делу. Но лошади не подпрыгивают и не пружинят, когда встают на свечку, они просто встают. Просто поднимают свое тело. У меня всё, простите, не смогла сдержать этот факт

2017   лошади   неэффективность   правилажизни

Что такое «прёт» и как вернуть это состояние

Я люблю говорить, что меня прёт работа, лошади или что-то еще. И это правда так. Например, в работе у меня ничего не выходит с первого раза, но сам процесс так нравится, что готова пробовать снова и снова. Это такое состояние влюбленности и потока, когда чувствуешь в себе энергию. Я иначе описать не могу.

А вот недавно заболела, приуныла, стала ходить по обследованиям и словила апатию. Так-то я всё делала: писала статьи, выполняла планы, гуляла, улыбалась, общалась, — но энергии вообще не было. Ничего не хотелось и не нравилось то, что делаю. Для меня это самое страшное состояние, ведь по натуре я деятель. Лучше бы злилась и писала всем едкие комментарии. Когда злюсь, всё обычно получается, внутри просыпается особый злой азарт. А быть в апатии — это ад. Любое слово, неудача или критика ранит и опускает в апатию еще глубже.

Я стала думать, что же такое — «прёт» и как вернуть это состояние. Пока состояние не переведешь из чувств на сознательный уровень, не можешь его понять, контролировать и повторить. А отрефлексировать можно практически всё. Но просто думать и понимать я не могу, у меня это происходит на примитивном уровне. Я понимаю все сложные штуки, когда что-то делаю руками или физически: езжу верхом или на велике, жму штангу, рисую или чищу денники у лошадей. Я насильно потащила себя в спортзал.

Это был первый раз за три месяца, когда я пришла в «качалку». В начале лета я упала с лошади, сильно ушибла плечо, рука не поднималась и болела. Я каталась на велике и лошадях, а в зал не могла. А до этого я ходила туда по два-три раза в неделю года два подряд. Мне нравятся силовые нагрузки. После них ощущаю тело сильным, а себя — красивой.

Я никогда не гналась за весами, но приседала с 30 кг, а в хамере на каждую руку спокойно могла жать 10—12 кг. Вчера мне всё давалось с трудом. Травмированная рука даже два кг поднимала с трудом. Первое упражнение показалось адом, хотелось все бросить и уйти. Но тренер стоял рядом и строго поглядывал. Начала опять с маленьких весов. Где-то на третьем упражнении я словила кайф и «прёт».

«Прёт» в силовых нагрузках было таким: ты начинаешь что-то делать, идет тяжело, мышцы болят, но каждый раз видишь, что тело становится сильнее и лучше. Плечи расправляются, прежние нагрузки кажутся легкими. Когда мышцы перестают болеть, я понимаю, что тело привыкло к нагрузкам. Я уже не двигаюсь вперед, а только поддерживаю прежний результат. Когда перестали болеть мышцы от велика, я стала даже на подъемах ездить на восьмой или девятой скорости, не снижаться. Конечно, не обязательно постоянно повышать нагрузку, но мне это нужно иногда, чтобы почувствовать сильной, а не мямлей.

Одной боли для состояния кайфа недостаточно. Важно замечать момент изменений. Я называю это калибровкой: я сравниваю, что было в начале и что теперь. Недаром в  инстаграме так популярны фотки «до» и «после». Человек видит, что три месяца назад был полным и бесформенным, а теперь он чуть похудел, стали проступать мышцы. Да, еще неидеально, но результат уже есть. Вот тут и появляется это чувство, что «прёт»: тебе тяжело, но ты знаешь, что движешься в нужном направлении и от этого кайф. Причем, будет тяжело еще долго, но тебе все равно кайф, ты готов бороться.

Сегодня с утра у меня болели все мышцы, я с трудом могла ходить, а в седло села вообще с третьего раза. Но от того, что я себя победила, настроение стало лучше.

Всё это можно переносить на любую сферу, например, в работу. В начале работы в редакции Модульбанка мне было жутко тяжело, та же «боль в мышцах», только моральная. Я каждый раз вспоминаю анонс в рассылку из десяти строк, который я не могла написать. Я переписывала раз десять, и каждый раз Люда Сарычева давала комментарии. Я ведь уже отучилась две ступени Школы редакторов, а тут такое. Но цель была научиться, поэтому я переписывала раз за разом. А о статьях тогда и вспоминать страшно. Но потом был момент, когда опубликовала первую статью, и Люда написала об этом пост в фейсбуке. Я знала, что статья слабая, но мне было офигенно. Я подумала, что всё не зря, и тут же начала думать над другой статьей. На манер спортзала мне хотелось увеличить себе нагрузку тут.

В апатии мне очень сложно, когда ото всюду сыпятся только отрицательные сигналы или сплошь критика. Кажется, что всё плохо, ничего не выходит. Тогда я учусь калибровать сама. Например, я смотрю, как писала раньше и как сейчас, как раньше сидела на лошади и как сейчас. Еще я иногда пристаю к тем, кого считаю авторитетами и своими наставниками: к Люде — по работе или к Галине Викторовне — по верховой езде. Я прошу дать оценку тому, что делаю, сказать о слабых и сильных сторонах. Главное, обращаться к тому, кто не станет критиковать специально, ради критики или ради смеха.

Я заметила, что в апатии энергию надо подключать сразу с нескольких сторон. Я начинаю ходить в зал и на рисование, больше общаюсь с людьми, езжу к лошадям. Так успехи с разных сторон вытягивают из болота.

Чтобы вернуть состояние, когда прёт и энергии через край, в целом схема такая:
— заставить себя что-то делать, например, сходить в спортзал или осваивать новый формат статьи;
— не бросать, если появилась боль — в мышцах или моральный дискомфорт. Такая боль это хорошо;
— отмечать, а лучше записывать успехи, даже мелкие;
— увеличивать нагрузку, если стало легко и неинтересно.

Я банальные и простые вещи пишу, но для меня работают. Еще есть хороший способ — пойти к психологу, но это долгая работа и за один раз облегчения не дает.

Тут на фотке меня прёт, по лицу видно, глаза горят. Это я недавно поехала кататься на велике, попала под дождь, промокла. Спряталась в какой-то подворотне, переждала дождь и опять поехала кататься. Хочу быть такой, а не унылой

2017   правилажизни   принципы   рефлексия

Зачем портнихе, электрику и редактору быть менеджерами

Наблюдаю за людьми в разных профессиях, и всё больше убеждаюсь, что если ты не менеджер, то так и останешься на уровне исполнителя с небольшими заказами. Да и денег много не заработаешь. Всё дело в том, что клиенту с исполнителем немеджером плохо, поэтому он будет придираться и писать расплывчатые замечания. И дело будет не в плохом тексте или плохо отшитом платье.

Когда исполнитель не менеджер, плохо и клиенту, и исполнителю

Я знаю одну портниху. Она круто шьет, и для нее нет невыполнимых задач: мужской двубортный костюм —пожалуйста, бальное платье с пятью подъюбниками — нет проблем. Она шьет по фотке из инстаграма и по выкройке из бурды. Шьет она классно, не отличишь магазинных вещей. Всё делает правильно, но одна проблема — менеджер она не очень.

Как-то новая клиентка принесла ей фотку платья и говорит: «Не могу, хочу такое». На фотке девушка с тонкой талией и пышной грудью в облегающем платье с юбкой-солнцем. Смотрится классно. Клиентка тоже симпатичная и худенькая, но фигура не такая, как на картинке. Да и редко такую фигуру встретишь, я бы такое платье на себя тоже не рискнула. Но клиентка захотела — портниха начинает шить.

Клиентка рисует в голове чудесную картину, как все неистово лайкают ее фотку в этом платье в инстаграме. Я точно не знаю, какая была картина, пусть это будет моя проекция. Но на примерке клиента увидела в зеркале, что платье сидит плохо, да еще и полнит ее. Портниха пообещала всё исправить ко второй примерке, но не получилось. Клиентка винит портниху, портниха про себя винит клиентку, дескать, не видела она что ли, что платье ей не подойдет. Клиентка платит, уносит платье, которое никогда не наденет. Она эту портниху никому уже не посоветует.

Будь портниха менеджером, она поступила бы иначе. Она не бросилась бы шить, а разобралась в задаче. Она начала бы с вопросов, куда клиентка будет ходить в этом платье и чем оно ей нравится. Портниха честно сказала бы про опасения, продумала риски и заранее предложила варианты:

«Я могу сшить точно такое платье, но, скажу честно, модель опасная, не всем идет. Ко мне клиентки приходили с фотками похожих платьев, а потом расстраивались, что платье сидит хуже, чем на фотках. В этом магазине фоткают девушек в идеальных ракурсах, а в жизни — платье выглядит иначе. Лучше давай сделаем так и так, а вот здесь так. Я уже так шила платье, клиентка осталась довольна и сказала, что вышло даже лучше, чем на фотке. Смотри, вот фотка. Что скажешь?».

Скорее всего клиентка согласилась бы на новый вариант, получила отличное платье и еще долго тревожила подруг фотками в инстаграме. Портниха с таким подходом стала бы брать более дорогие заказы. Она была бы не просто исполнителем, а модельером. А так в глазах клиентки портниха шьет так себе. Не будет же клиентка разбираться, что шов хороший, а виновата ее фигура. Нет, конечно, просто подумает, что портниха так себе.

Что делает менеджер

Я считаю, что менеджер  — это не профессия, а стиль и подход к жизни, образ мышления. Для меня менеджер — тот, кто работает на настоящую цель клиента, управляет процессом и решает проблемы. Для меня тут самое главное — работает на настоящую цель клиента. Называют это по-разному: «вылечить боль», «исполнить мечту» или «сработать так, чтобы клиента похвалил начальник», а смысл один.

Первый шаг в любой работе — разобраться с этой настоящей целью. Когда ко мне приходит клиент и говорит: «Хочу срочно пять статей. Надо через неделю, заплачу, сколько скажете», — я не бросаюсь писать статьи, а сразу спрашиваю: «Зачем?». Если продукт клиента, его компания или он сам мне чем-то понравились, я начинаю докапываться до его боли и цели, даже если не собираюсь брать заказ. Правда сразу предупреждаю, что не возьмусь. Я искренне не хочу, чтобы другой редактор взял с него деньги и сделал фигню, и объясняю клиенту, почему задаю вопросы и что меня беспокоит в его задаче. Мне важно, чтобы клиент сам понял, какая у него цель.

Чаще всего оказывается, что клиент и сам не понимает, почему ему нужны статьи, а не реклама вконтакте. А, может, нужны статьи, но не такие или не пять, а две. Даже если я не беру заказ, клиент уходит с пониманием, что ему нужно. Мне не жалко сделать это бесплатно. Ну и пусть он уйдет к другому редактору, я-то всё равно не могу взять.

Мне не нужны клиенты, которым я сделаю фигню ради денег, а потом мы неловко разойдемся с опущенными глазами. Он получил не то, что хотел, а я не смогу положить эту работу в портфолио, потому что она заведомо неудачная. Клиент будет считать меня плохим редактором, даже если я напишу идеальный текст. Да и текст ему этот не понравится, всегда будет что-то не то и не так. Но объяснить, что не так, клиент не сможет. А всё просто — мой текст не работает на его цель, и клиент это чувствует.

А что если клиент сбежит

Слышала мнение, дескать, вот, начну задавать вопросы и разбираться, и клиент уйдет к другому редактору, тому, кто не будет мучить вопросами, а просто сделает. Нет, не уйдет. Честность и желание разбираться подкупает. Представьте, кто-то просто так тратит время, чтобы помочь. Только делать это надо искренне, а не потому что прочитали в умной книге или у меня в блоге. Мне действительно интересны задачи, в которых я разбираюсь, я хочу помочь. А если не хочется, я просто отказываюсь и всё.

Если клиент не хочет отвечать на вопросы, не идет на контакт или гнет свою линию, я с таким не работаю. Я не пытаюсь изменить его мир или переделать. Мне это не за чем. Я работаю так и не работаю иначе. Поэтому я просто отказываюсь, и в этом нет ничего страшного. Будут другие клиенты и проекты, зачем делать работу кое-как. А любая работа, которая не работает на цели, это работа кое-как.

А еще, я верю, что быть менеджером нужно почти в любой профессии. Вот возьмем электрика. Он может бездумно натыкать розетки, куда укажет клиент. Но хорошие электрики спрашивают о будущей планировке и рекомендуют, как удобно расположить розетки, чтобы человек смог смотреть сериалы с ноутбука в постели или заряжать телефон и переписывать в чатах с утра. Может, только сантехникам и грузчикам можно быть просто исполнителями, я не придумала.

2017   правилажизни   управлять

Не висеть на поводе

В верховой езде я периодически допускают одну и ту же ошибку — повисаю на поводе. Из-за этого я упала с лошади и уже два месяца не могу полностью вытянуть руку. Мне было ужасно обидно, что я упала, ведь я десять лет в седле, и конь был спокойным. Я занудствовала сама с собой и анализировала ситуацию. Оказалось, что я совершаю такую же ошибку в жизни и работе, и от этого тоже сплошные неприятности. Теперь я учусь «бросать повод» в седле, и в жизни. Может, у кого-то тоже откликнется.

Лошадью нужно управлять внимательно, но мягко и без напряжения. Нужно быть готовым, что откуда-нибудь выпорхнет птичка, а лошадь отпрыгнет, но зажиматься и напрягаться вредно. Лошадь чувствует напряжение, нервничает или пытается избавиться от ненужного давления. Бывает, едешь в поле, откуда-нибудь выныривает квадроцикл, и если сам не испугался, то и лошадь спокойнее реагирует. Да и повод нужен, чтобы контролировать лошадь и корректировать ее, а не постоянно тянуть. Даже останавливают лошадь не поводом, а всем корпусом: наклоняются назад, сжимают бока ногами и чуть натягивают повод.

Скачу в поле, не напрягаюсь

Когда лошадь перестает слушаться, ускоряется без команды, мой первый рефлекс — повиснуть по поводе: наклониться вперед, натянуть повод и зажать лошадь. Кажется, что если натянешь повод сильнее, лошадь остановится. Но на деле она, наоборот, ускорится. Лошадь пытается перетянуть и, конечно, у нее получается, она сильнее. Я становлюсь сжатым комком, мне страшно, я сильнее тяну повод и теряю контроль. Лошади неприятно, она пытается освободиться от давления, мотает головой и набирает темп. Хорошо, если лошадь воспитанная, другие могут сбросить или высадить об дерево.

Вот тут сижу плохо, зажата. Меня не оправдывает даже то, что я еду без седла

Самое интересно, что когда лошадь начинает ускоряться, иногда достаточно отдать лошади повод, ослабить его. Чаще всего она успокаивается и идет ровно. Такое же правило работает и во время прыжков через препятствия: если натягиваешь повод и держишь его мертвой хваткой, лошадь закидывается над препятствием, разносит. Когда лошадь внезапно на всем скаку тормозит перед препятствием, легко вылететь из седла. Если направить лошадь на препятствие настойчиво, но во время прыжка отдать ей повод — всё получится идеально.

Слишком затянула повод

Я поняла, что в жизни делаю то же самое. Когда расслаблена, «глаза на мяч» и просто работаю, все получается. А потом переклинивает, перестает получаться или устаю, и начинаю давить на ситуацию, вся сжимаюсь, ругаю себя, что плохо всё делаю. Комок неудач становится больше: ругаю — перестаю успевать — опять ругаю. Всё заканчивается изнеможением и падением в отчаяние. Мне кажется, что всё плохо и ничего не выходит, а надо просто «отпустить повод», увидеть, что пора отдохнуть или вообще не тратить силы на то, что не получается, или пересмотреть подход.

Моя тренер по верховой езде взялась за меня, и теперь мы учимся бросать повод. Она придумывает такие, чтобы я не могла повиснуть на поводе, даже если сильно захочу: ездим без рук, на корде без повода и седла, с одной рукой. Перед прыжками мы учимся на каждый шаг отдавать повод лошади, чтобы тело запомнило движение и потом в нужный момент его повторило.

Верховая езда и эти упражнения помогают мне и в жизни. Я учусь чувствовать напряженность в теле, а потом ловлю его. Вот на этой неделе я успела сделать всё, что запланировала, потому что перестала «висеть на поводе», отказалась от неприоритетных задач (спасибо Люде), делала всё, что в моих силах, и давала себе время отдохнуть. И главное — не ругала, когда не выходит.

А еще, как только замечаю расслабленных, но крутых людей, начинаю их пытать и спрашивать, как у них так выходит. Это мне мало помогает, ведь они и сами не знают, но отучиться никак не могу.

А эта фотка просто так, потому что мы тут классные и расслабленные

Конечно, не стоит совсем бросать повод на молодой лошади или если лошадь уносит в поле. Я пишу в блоге про хорошо обученных лошадей.

2017   лошади   правилажизни

Делай как крутой

Это еще один принцип, по которому я живу и который для меня работает. Он пришел из вождения машины. У меня странно выходит, что правила жизни вырастают не там, где должны: то из верховой езды прут, то откуда-то еще. Уже смирилась.

Так вот. Лет десять назад я получила права, но выезжать в город боялась. У меня даже машина была — синий хюндай гетц с желтым знаком новичка на заднем стекле. И мне казалось, что я должна где-то научиться круто ездить и только потом поехать в город. В итоге панически боялась руля.

Один молодой человек взялся за меня и прежде всего сказал: «Понимаешь, ты не должна ждать, что однажды станешь крутой. Начинай ездить так, будто ты уже крутая. И, ради бога, сними этот желтый знак, он тебя позорит». Потом он разъяснил, что надо просто брать и ехать, будто так и надо. Пусть медленно, мало ли какие у меня причины. Ладно, правой полосе — может я не тороплюсь, просто катаюсь. На утро желтый знак таинственно исчез с моей машины.

И стала ездить. Сначала выезжала поздним вечером и просто каталась по городу. Я запоминала маршруты, чтобы потом, когда буду уже совсем как крутая, быстро объезжать пробки. Потом стала выезжать в город и специально напрашивалась на пробки. Я не ездила только правыми поворотами, как учат новичков. Не надо мне легкой жизни: надо повернуть — поверну, надо развернуться — развернусь. Узкое место для параллельной парковки — ну что делать. Пусть всё делала коряво и боялась, но каждый день я ездила чуть лучше.

Я частенько попадала в ситуации, когда вдруг глохла или не могла проехать. Оказалось, что так случается у всех, даже у матерых мужиков, которые двадцать лет за рулем. Не все сразу могут припарковать параллельной парковкой или проехать в узком месте. Кажется, года не прошло, как я первый раз поехала в Москву. Я боялась, честно, потому что это же вон где — Москва, а я кто. Руки дрожали, но что делать — поехала. Опять по тому же принципу — ехала так хорошо, как могла. Теперь мне даже кажется, что в Москве ездить легче, чем в Туле. Правда, порядка больше, разметка везде, больше пропускают.

Теперь не боюсь никаких городов, полей или лесов. Но это не отменяет, как и все, попадаю в аварии, глупые ситуации или кто-то показывает мне фак из соседней машины.

Так же у меня во всём, особенно в работе. Я не считаю, что надо ждать, чтобы что-то начать делать. Год назад решила, что стану редактором. Я поняла, что раз таланта у меня нет, придется много фигачить. Я не хотела ждать, что когда-то там доучусь в Школе редакторов и тогда уже могу явить себя миру. Нет, где мне столько времени взять. Я страстно хотела быть редактором и фигачила прямо в процессе. Смотрела, что делают другие, повторяла. Каждый день, видела, как плохо писала вчера. Но я все делала настолько, насколько могла. Новый проект — ок, возьмусь. Никогда такого не делала — ну ладно, разберусь. Не получится, опозорюсь — да, буду переживать, но вдруг получится.

Конечно, мой метод так себе и у него много слабых мест. Кто-то покажет одну сильную работу, у меня будет три слабых, две средних, одна какая-нибудь еще. Я делаю много ошибок, переписываю, переделываю. Помню, как переписывала раз десять анонс к рассылке из нескольких предложений. Тогда я уже прошла большую часть Школы и думала: «Черт возьми, какой же я редактор-то». Посидела, поразочаровывалась в себе и посомневалась, и начала заново. При моем подходе попадаешь на критику. Но я спокойно принимаю, когда меня критикуют крутые люди из моей области. Даже прошу их об этом и рада, хотя и расстраиваюсь сначала. (А от всех остальных меня прямо трясет)

Я к тому, что можно сидеть до бесконечно и ждать, пока станешь крутым. Стыдно же, кругом все такие молодцы, а ты выйдешь такой никчемный. Ну да, неприятно. Но ведь большие гантели тоже не сразу тягают, сначала с маленьких или вообще голую штангу берут. Так же и тут.

А еще, для себя это крутости ты никогда не достигнешь. Я каждый день смотрю на то, что делала вчера и думаю: «Боже мой, ужас». Ну и что, наделаю ошибок, зато научусь, прокачаюсь, узнаю как, сделаю. Но не хочу однажды достичь какой-то там планки и остановиться. Не-не.

Это я, воображаю, что крутая

2017   правилажизни   принципы