Безжалостная Ирина

О редактуре, создании продукта и немного о жизни

Я в Facebook: https://www.facebook.com/irina.usichenko
Канал в телеграме: https://telegram.me/irinausichenko
Мое портфолио: https://irinausichenko.ru
Блог о лошадях: http://skachet.ru/blog/

Оставить текст в покое

Когда я только начинала в редактуре два года назад, мне хотелось везде поменять текст и вообще всё поменять при помощи текста. Я постоянно придиралась к мелочам: вот тут не так написали, а тут надо было так, а тут стоп-слова надо убрать, а тут переписать, а это что за слово хахаха дурачки.

И замечаю, что некоторые начинающие редакторы тоже проходят этот этап и стремятся довести текст до какого-то мифического идеала. Они приходят к клиентам с неидеальными текстами и говорят, что им надо поменять тексты и вообще, что за позор. А клиенты упираются и не хотят. Да не надо им это.

Я почти переросла этот этап (но рецидивы бывают, когда не выспалась) и считаю, что текст сам по себе ничего не значит. Идти надо всегда от цели, продукта, бизнеса и спрашивать себя: «А для чего я хочу здесь что-то изменить? А не наврежу ли я?». Не надо сразу кидаться зачем-то менять текст или переделывать сайт, если там одно стоп-слово или плохой заголовок.

Есть моменты, когда текст правда неидеальный, но надо его оставить. Просто это ничего не изменит и никак не повлияет. Вот у меня в соседнем доме открылся спортзал. Лучше не придумаешь: я просыпаюсь с утра, с полузакрытыми глазами ем кашу и прямо в трениках чешу в зал без макияжа, с заспанным лицом и наспех завязанными в нечто волосами. Около зала большой плакат с перекаченным мужиком и дурацкой фразой: «СТАНЬ ЛУЧШЕЙ ВЕРСИЕЙ СЕБЯ». А еще там бегущая строка с чем-то вроде: «Лучший спортзал во всём мире», — я не помню дословно. На мужской раздевалке висит надпись «Качата», а на женской «Фитоняшки». В соцсетях они тоже что-то подобное постят про то, как надо встать и пойти качать зад, а не есть пирожные (я люблю безе, можно мне безе?)

Так вот я считаю, что им ничего не надо менять. Всем пофиг на этих «Фитоняшек», плакат и дурацкую бегущую строку. Туда обязательно будут ходить, потому что можно успеть потренироваться до работы, а тренер такой офигенный, что из любого сделает здорового и крепкого человека (кажется, безе нельзя, а завтра?). А еще занятие с тренером стоит пятьсот рублей и больше ничего платить не надо, абонемент покупать тоже не нужно. Это хороший продукт, зачем там что-то менять и тратить на это деньги.

Другой пример. У меня есть друг, и я считаю его лучшим в контекстной рекламе. Он иногда такие кейсы показывает, что я могу только хлопать глазами и восхищаться. Недавно он сделал какой-то там полезный инструмент для компаний, который помогает что-то там автоматизировать в рекламе и выявлять ошибки в объявлениях. Например, бывает рекламируют товары из интернет-магазина, а ссылки битые. Человек хочет купить йогуртницу, жмет на объявление, а такой страницы нет. Вот этот инструмент отслеживает это.

Мой друг сделал канал в телеграме и пишет там, что нового появляется в инструменте. Это полезно для тех, кто пользуется инструментом. Мой друг не редактор, он владелец бизнеса и не обязан знать все наши штучки. По началу он писал огроменные тексты с «вы, конечно, уже знаете, что Яндекс обновил алгоритм», не разделял текст на абзацы и писал заумные фразы. Я каждый раз ругалась и слала ему обидные фразочки типа «ПРОСТЫНЯ, ОТПИСЫВАЮСЬ». Мой друг читает все возможные каналы Максима Ильяхова, Люды Сарычевой и мои, поэтому он раз от раза пишет всё лучше.

Если я вижу, что новый пост в канале друга нормально читается, разделен на абзацы, не наезжает на границы читателя и в целом понятен, я не бросаюсь доводить его до идеала, удалять то самое стоп-слово и не кричу на него за слово «эффективный». Я вижу, что текст выполняет свою задачу, и читатель прочтет его за тридцать секунд, спокойно разберется в новой фишке и забудет. Так зачем тратить время, силы и деньги на непонятную работу.

Если ко мне приходит клиент и говорит: «Я хочу исправить презентацию», — я не кидаюсь править ему текст и не занудничаю: «Ну у вас тут написано „молодая и развивающаяся компания”, это же плохо, надо писать понятно». Я прежде всего спрашиваю: «Почему вы решили, что ее нужно править? Откуда возникла эта мысль? Чего вы хотите достичь? Как и кто будет использовать эту презентацию? Как она работает сейчас?». Да может не надо ее править и доводить до идеала, может она и сейчас работает, а мы только всё испортим.

Ну правда, редактор — это же не про текст и буквы. Это же про цель, продукт и пользу для бизнеса. И иногда лучший совет — ничего не менять.

10 августа   редактура

Искренность, переговоры, Кэмп и всё вот это

Иногда слышу, что, дескать, эти редакторы прочитали Кэмпа и давай задавать ненужные вопросы, лучше бы тексты писали, тошнит от вопросов. Я понимаю этих клиентов. Скорее всего они рассказывают о ситуации, когда редактор задавал стандартные вопросы, а клиент не чувствовал, что им интересуются. То есть вопросы были правильные и из списка Горбунова, и редактор травил леску и кемпил изо всех сил, но что-то не то.

Я считаю, что главное в переговорах — искренность. Ну, конечно, есть много техник, продавливаний, манипуляций. Но я говорю о переговорах, когда хочешь с клиентом работать долго. И искренность это не про хлопать большими глазами, восхищаться или поддакивать. Искренность — это настоящий, живой интерес к компании, клиенту, человеку и желание решать проблему.

В моем опыте без искреннего интереса к проекту и клиенту ничего не выходит. Иногда мне кто-то пишет и просит взяться за проект, а я сначала начинаю расспрашивать. Мне действительно интересно, как работает бизнес, что происходит, какие там проблемы и боли. Иногда я сильно увлекаюсь и далеко захожу с этими вопросами, даже если не могу взять проект. Клиенты обычно с удовольствием рассказывают, потому что искренние вопросы всегда точные и о том, что волнуют клиента. Бывает и наоборот. Если проект крутой, а я вытягиваю из себя вопросы и интерес, то дело — дрянь, не надо работать. Мало ли проектов еще разных будет, зачем себя и клиента мучить.

Еще искренность — когда не боишься показать себя не таким уж и классным. Недавно в одном чате про переговоры кто-то спросил, как быть, если назвал неверную цену по проекту или что-то такое. И там был какой-то такой вариант: «Ой, я такая дура, не знаю ничего про цену...». Это крутой вариант, но я испугалась, что теперь все начнут повторять эту фразу где ни попадя и она не будет работать. Потом кто-то спросил: «А когда это работает?». На мой взгляд это работает, когда правда искренне веришь, что накосячил.

Однажды у меня был такой случай. Я ехала по городу в дикую жару, и случайно для обгона выехала на рельсы встречного направления. Там кто-то преградил дорогу, а передо мной машина резко дернулась на встречку, и у меня сработал стадный инстинкт. Тут же я услышала сирену гаишников, они попросили прижаться к обочине. Обгон по встречке — это лишение прав, и я была очень зла на себя. Я прям представила, как остаюсь летом без машины, сижу в городе и всё плохо.

Я вышла из машины и сказала: «Знаете, я тупая курица. Я вообще считаю, что женщинам не надо давать права. Какая же я идиотка». Гаишник немного смутился, сказал: «Вы не волнуйтесь так, сейчас разберемся», — и пригласил в машину для составления протокола. Мы разговаривали минут двадцать, всё это время он медленно заполнял протокол. Я рассказывала ему, как было дело и что отобрать права — справедливое наказание за такую дурость. Я ушла без штрафа и с правами. Черт знает, что именно сыграло. Но я продолжаю верить, что это то, что я искреннее верила, что я тупая курица (но так и было, да).

Искренние переговоры всегда проходят проще и спокойнее. Я не воспринимаю их как что-то важное, не переживаю и не пытаюсь показаться важной и любой ценой выиграть. Это не поле битвы, мы просто разговариваем с клиентом и понимаем, насколько подходим друг друга. Если подходим, хорошо, можно подумать о совместной работе, если нет — без проблем, ничего личного. А если появляется напряжение и желание выиграть, то явно что-то не то происходит. Это значит я думаю не о пользе о клиенте, не забочусь о нем, не пытаюсь его узнать, а играю в какие-то непонятные игры с собой. Ну, это уже другая тема.

С искренностью правда есть плохая новость. Манипуляциям, НЛП, продавливанию, модным методикам можно научиться, а искренность не сыграешь. Это как-то иначе работает.

А это я, всегда готова сесть в лужу. Но однажды-то мы перейдем эту реку в брод, да, перейдем эту реку в брод.

А это для Фб:

7 августа   переговоры

Ищу помощника-редактора

Меня зовут Ирина Усиченко, я редактор и руководитель проектов. Я работаю в «Деле» Модульбанка и очень люблю этот проект. Но кроме этого у меня есть несколько проектов. Там много задач, c которыми я уже не справляюсь одна. Мне нужен помощник, который возьмет на себя часть текстовой работы и будет работать под моим руководством.

Помощник — это не какой-то случайный человек на пару заданий. Я ищу человека в команду, с которым мы будем делать крутые проекты. А я научу всему, что умею в редактуре и управлении проектами.

Что нужно делать:

Мы будем создавать информационные продукты: лендинги, статьи, блоги, сценарии для роликов. Сценариев пока не было, но вдруг, хехе. Вот за что придется взяться:

  • разбираться в задаче и полезном действии. Это не просто там формально прочитать сайт клиента, а ответить на много вопросов: кто аудитория, чем она живет, что читает, какие цели у клиента, что интересно аудитории, почему она будет читать конкретно эту статью;
  • набирать фактуру для материала, отделять факты от ерунды, вытрясать информацию из экспертов;
  • находить экспертов, если в компании нет;
  • писать честные статьи и тексты;
  • придумывать, как сделать одновременно круто и чтобы материал работал на цели компании и полезное действие;
  • отвечать за результат. Я работаю на результат и по принципу «делать равняется сделать».;
  • делать, а не придумывать отговорки, почему не получилось.

Сейчас болит проект, который связан с медициной. Там классные клиент, тема, есть эксперты. Работы много, потому что надо переделывать сайт, писать статьи. Мне нужны руки, чтобы писать много классных материалов и заставлять конкурентов завидовать и плакать ночами.

Если будет желание, могу поделиться менеджерскими задачами и научить тому, что знаю в управлении проекта. Но это обсудим по факту.

В чем кайф

Можно прийти новичком и прокачаться как редактор. Задачи сложные и нет шаблонных решений:

  • научу всему, что знаю в редактуре, переговорах, управлении проектами, на чем набила шишки в Школе редакторов и в работе;
  • за три-четыре месяца подтяну в редактуре, сможете писать честные тексты без воды и абстракций;
  • дам готовые задачи и проекты, не надо ничего искать;
  • можно подписывать работы своим имеем и класть в портфолио;
  • попробовать себя в разных проектах из разных сфер;
  • познакомиться с крутыми людьми, которые работают в проектах.

Я работаю только с честными проектами, в которых вижу пользу. Не работаю ради денег, если проект мне не нравится. Не работаю с криптовалютами, табаком, алкоголем, финансовыми пирамидами, сетевым и игровым бизнесом — всем, что ненастоящее или разрушает человека. А еще — с банками, потому что работаю в Модульбанке.

Требования

Сначала написала много требований, а теперь понимаю, что главное  — страстное желание работать и делать «лучший сайт о насосах» в любом проекте. Если нет этой страсти, ничего не выйдет. Вот что еще:

  • писать в инфостиле, изучить курс Главреда или прочитать «Пиши, сокращай». Без инфостиля не договоримся;
  • любить писать;
  • не бояться критики своих работ, она точно будет;
  • править текст много раз, очень много раз, но потом — поменьше;
  • хотя бы немного знать фотошоп, хтмл, вордпресс;
  • оперативно отвечать. Если не произойдет что-то страшное, я не буду писать ночью, по выходным и скорее всего по вечерам;
  • самому организовывать свое время и работать по срокам. Если человек не сдает работу вовремя, но не предупреждает и пропадает, сразу расстаемся. Ситуации бывают всякие, о них нужно честно договариваться;
  • читать по-английски. Не обязательно, но облегчит работу.

Я работаю со всеми бюрошными штучками: ФФФ, «сделать завтра», «с заботой», переговоры по Кемпу. Лучше заранее их изучить, а то будет сложно.

Я требовательная, но ценю, когда человек готов работать. Буду безжалостно редачить, но только так можно научиться. Я чему-то научилась только благодаря безжалостности моих учителей. Будет круто, если помощник сам будет мне говорить: «Вот я тут видел крутую штуку. Смотри, может сделать это у нас?» или «Я тут придумал....». Прочитать о том, кто я, какие у меня ценности и как работаю, можно в интервью проекту «Кто студент Школы редакторов».

Я готова учить. Но мне нужен человек, который уже сейчас возьмет часть задач, а учиться будет в процессе.

Условия

Я в проектах главред и наставник: учу, вычитываю и правлю тексты, помогаю в коммуникациях с клиентом и всеми остальными.

Работа удаленная. Работаю по московскому времени.

По остальному договоримся при общении.

Как попробовать

Напишите небольшой рассказ о себе с темой «Помощник для Ирины» на my.autumn.blues@gmail.com.

25 июня   редактура

Как я заново учусь сидеть в седле после одиннадцати лет верхом

В любом деле у меня периодически происходят стремительные провалы. Вроде быстро росла и научилась многому, а потом раз — и понимаю, что ничего не умею. Вот и с лошадьми. Тренер пересадила меня на новое выездковое седло и, оказалось, что я ужасно сижу верхом. Можно сказать, совсем не сижу. В терминах верховой езды это значит, что я болтаюсь, плюхаюсь, стою на стременах. Я собрала все страшные грехи всадника. Осознала и загрустила. Я же одиннадцать лет в седле, я же... Я могла либо оставить это, как есть, сижу же как-то, или приложить усилие и перебороть. Я сейчас на втором пути.

Видов седел много, но самые главные — выездковые и конкурные. Я люблю ездить в конкурном седле. Его используют для прыжков через препятствия, но мне в нем удобно всё: скакать в полях прибавленным галопом, прыгать, просто ездить. У него большой, мягкий упор под колено, сзади седло практически плоское. В нем можно сделать даже так, повыделываться:

Цель выездкового седла заставить всадника плотно сидеть и слиться с лошадью в движениях. Оно нужно, чтобы отрабатывать элементы выездки: все эти «плечом внутрь», вольты, диагонали, пассажи, испанские рыси. У этого седла маленький упор для колена, высокая спинка сзади, в нем удобно на длинных стременах:

Тренер предложила отработать езду. Езда — это комплекс выездковых упражнений, их делают на соревнованиях. В моем случае это была простая езда с переменами по диагонали, зигзагом, вольтами на рыси и галопе. По бокам манежа или плаца стоят столбики с буквами, смена выездковых элементов происходит по ним. Надо не просто запустить лошадь в галоп лишь бы где, а строго на букве E. Поэтому езда — классная штука для дисциплины всадника и лошади: движения становятся четче и сразу видны ошибки.

Все элементы в выездке делают на учебной рыси и манежном галопе. На учебной рыси не встают на каждый шаг лошади в стременах, а просто крепко вжимаются в седло. На манежном галопе не стоят на стременах и не выдвигаются вперед, а садятся крепко в седло назад. Посадка немного похожа на то, как сидят на диване, откинувшись. По идее в выездковом седле должно быть удобно на этих аллюрах. А я села и на учебной рыси почувствовала только боль и то, что вылетаю из седла.

Тренер мне кричит: «Сожми ноги, как можно сильнее, все мышцы возьми и напряги. Сядь в седло, отклонись назад, плечи назад, грудь вперед, поясницу прогни, ногу назад, а пятку вниз». После этого она добавила: «Не отпускай повод, всегда держи под контролем, отрабатывай рукой». Мне хотелось заплакать. Тело не слушалось. Мне казалось, что откинуться назад и увести ногу, но при этом держать пятку вниз, невозможно. Я делала это запросто в конкурном седле, но тут не могла. До этого за день я проехала 32 км до Ясной Поляны и обратно на велосипеде, почти постоянно по пересеченной местности. Вместо мышц у меня были только боль и такое лицо:

Мне хотелось вернуться в удобное конкурное седло. Но потом я разозлилась, я сказала себе: «Ну и доколе это будет продолжаться? Что это вообще такое? Что себе позволяешь?». Два занятия прошло лишь бы как, в борьбе с собой и криках в мышцах. Сегодня появился какой-то прогресс. Я сама вдруг почувствовала, что сидеть отклонившись назад удобнее, нога сама тоже ушла назад:

В конце тренер попросила меня сесть плохо, как раньше. Но я уже и не знала, как я сидела, и ничего не сделала. В обратную сторону получилось хуже, плечи и локти зажаты:

Важно не просто правильно сидеть, а еще держать лошадь в контакте, немного работать рукой. Я не тяну жестко, а отзываю на каждый шаг пальцами, чтобы лошадь смягчилась, скруглила шею и подобрала голову. В сборе лошадям делать все упражнения с всадником проще, а у всадника больше контроля. На видео у меня получается собрать лошадь, сделать «вперед и вниз» и потом подобрать сверху:

«Вперед вниз» — упражнение, чтобы лошадь чувствовала, что как только округляет шею, ей становится легче. Я отзываю рукой, как только лошадь смягчается, я отдаю ей повод, она может расслабиться и опустить голову ниже. Это действует как положительное подкрепление: если лошадь перестает тянуть и ложиться в повод, натяжение ослабевает, ей легче.

Я повторяла элемент за элементом много раз. Не получилось — сначала. Опять не получилось — встала на круг вокруг тренера и поехала. Иногда накатывает отчаяние, кажется, что у меня тело не такой, как надо, что я не создана для этого. В общем, целый набор рефлексий. Но с каждым разом, всё легче. Мне даже сниться стало, как я еду верхом, как будто мозг отрабатывает технику даже без лошади.

Все эти упражнения нужны, чтобы чувствовать себя на лошади увереннее. Вот начнет лошадь баловаться и прибавляться. Естественное желание — схватиться за повод, наклониться вперед и попробовать сдержать. А нет, надо наоборот: откинуться назад, зажать ногами лошадь и натянуть повод. А вообще нужно уметь заранее заметить, что лошадь собирается потащить. Для этого нужно держать ее в контакте, отрабатывать поводом, крепко сидеть.

Тренер предложила в следующий раз ехать на конкурном седле, но я не хочу. Ну да, больно и неудобно, но надо это побороть.

Вообще, думаю, что такой провал — классная штука. Сразу видишь реальность. Отчасти всё равно немного, но зазнаешься: «Ой, да что там, я всё и так умею». А после провала четко понимаешь, что ты никто и надо постоянно тренироваться. Я сейчас не только о верховой езде. Конечно, проще пересесть в удобное конкурное седло, но чего я тогда стою. Я знаю, что сейчас приложу сверхусилие, у меня будет всё болеть, но потом буду сидеть крепче и контролировать лошадь лучше. Это значит, что в критических ситуациях в полях я быстрее приму решение, удержусь, не испугаюсь. И я опять не только лошадях.

Чтобы сгладить трагизм, позор и боль, милая фотка:

Фотка непостановочная. Я просто села отдохнуть в тени лошади, а тренер сфотографировала. Лучше никогда не садиться в ноги лошади. Она может заехать ногой, и будет травма. Я знаю, что эта лошадь так не сделает. В то же время я готова отскочить в бок, если она так сделает.

Для Фейсбука:

2018   лошади

Как сказать человеку, что он ведет себя неправильно, и остаться в границах. Говорит Женя Арутюнов

Мне нравится тема личных границ: оставаться в своих границах, не залезать на чужую территорию. Мне кажется, люди, которые умеют оставаться в границах в любой ситуации, выглядят красиво. Прежде всего — красиво для себя. Когда остаешься в границах, ситуации решаются быстрее, а сам не тратишь лишнюю энергию. Когда остаешься в границах, нет смысла никого учить, обвинять, нравоучать или что-то доказывать. Ты просто принимаешь свои решения и делаешь так. А другой тоже принимаешь свои решения.

Оставаться в границах — сложно. Вот для меня сложно, поэтому я эту тему исследую. Это ведь полезно не только в жизни, в текстах— тоже, чтобы не топтаться по границам читателя. Женя Арутюнов умеет быть в границах, и я часто пристаю к нему с вопросами. Женя разрешил выложить наш последний разговор, я хочу это запомнить и пропустить через себя.

Что сказал Женя

Женя, когда я была во Вьетнаме, мы поехали с экскурсией в Далат. Я ненавижу экскурсии и толпу незнакомых людей, но только так можно было доехать. В группе был мужчина из Ижевска. Он сразу заявил, что обильно пьет еще с полета. И вид у него был точно такой, будто он правда не просыхает три дня. У нас был обед и там давали пробовать местный ром. Гид принес бутылку, все налили себе по чуть-чуть, пригубили и пошли дальше. А мужчина из Ижевска выпил пару стаканов и решил забрать бутылку с собой. Вместе с бутылкой он прихватил еще стакан из ресторана. Гид это увидел и говорит: « Это что из ресторана стакан? Вы считаете это нормально так себя вести? Я считаю, это хамство». Я бы еще хлеще сказала, конечно, но подумала, что гид всё же вышел из границ, а можно было как-то иначе. Как?

Соблюдение границ нужно довести до автоматизма, чтобы случайно «не наступать людям на ноги». Не попадать в ситуации, когда ты не хотела никого обидеть, и в мыслях не было, но по факту оказалась слоном в посудной лавке. Не попадать в ситуации, когда ты хотела сделать предупреждение и выпроводить человека со своей территории, а случайно ввязалась в длинную кровопролитную войну с обидами и недопониманием.

Если ты полицейский, который обезвреживает преступника, то можешь сделать ему больно или неприятно, это твой инструмент. Ты можешь вломиться к нему в дом с обыском, если уполномочен. Ты можешь его убить, если ситуация выходит из-под контроля и есть основания так сделать. И твои границы тут ни причём, потому что здесь ничего личного. И его границы ни причём. Граждане уполномочили тебя действовать в их интересах.

В ситуации с гидом важно понять, какова его роль. Если он выступает гарантом порядка, кто-то уполномочил его, или он свою роль так видит — должен пресечь беспорядок и всё исправить. Если он ни за что не отвечает — значит не должен. В обоих случаях он по-хорошему не должен давать оценку, потому что никто не просил его об этом. Он должен или всё исправить, или проигнорировать.

Но это сложно. Все же люди, он искренне возмутился и как смог отреагировал.

Я бы в этой ситуации — надеюсь, хочется верить — сначала спросил «а зачем?», потом спросил «что собираетесь делать?», задал бы много вопросов, позволяющих ему выкрутиться. Ну, в вашей ситуации, если я правильно её понял, возвращать было уже поздно, потому что уехали? Представим, что это дети на празднике стащили игрушки с ёлки. Я бы задавал вопросы, позволяющие им выкрутиться, будто они взяли на время, собирались вернуть и вот уже возвращают. Ну, это идеальный выход — подтолкнуть человека к тому, чтобы он сам всё пофиксил.

А чем помогут вопросы? Он спросит: «Зачем?». Тот скажет: «А из чего я ром пить буду?», а он скажет «Что собираетесь делать?», а тот скажет: «Ну как что, ром пить». Как это поможет ситуации?

Надо уметь.

Иногда, если террорист держит в руках гранату, единственный способ спасти жизни людей — это задавать правильные вопросы. А ты говоришь про чувака и ром. Ну конечно поможет, если знать, как делать. И конечно не поможет, если он умнее тебя и может своими ответами поставить тебя в тупик, а ты его нет.

Мы должны задавать вопросы ,чтобы другой осознал или чтобы что?

В первую очередь чтобы ты сама осознала. Вопросы надо задавать искренне, и не подставлять свои ответы, и не слышать в ответах то, что ты уже заранее готовишься услышать, а слышать ровно то, что тебе человек отвечает. Это инструмент для получения информации, которая нужна тебе, чтобы принять качественное решение.

Когда ты заранее всё за всех знаешь — что он ответит, что он думает, что им движет — это не знание, а иллюзия. И твои решения, основанные на этой иллюзии — некачественные. И когда ты пытаешься воздействовать на человека, пребывая в иллюзии — у тебя ничего не получается.

А когда ты задаёшь вопросы, чтобы понять мотивацию, и слушаешь ответы с полной готовностью изменить своё отношение, переоценить, осознать — короче, непредвзято — вот тогда ты приближаешься к адекватности. И тогда, имея в голове достоверную модель происходящего, ты можешь действовать эффективно. Если умеешь.

Что я думаю
Тема вопросов меня удивила. Я ожидала, что есть какой-то универсальный хлесткий ответ, который поставит всё на места. А Женя прям перевернул мое видение. Пока я не до конца поняла, как пользоваться вопросами в таких ситуациях, но обдумаю.

А еще очень крутая тема: «Слушаешь ответы с полной готовностью изменить свое поведение». То есть не лезешь другому в голову, не представляешь, что он скажет, что сделает, а действуешь в реальности. Смотри, что делает и говорит другой человек, и принимаешь свои решения. Не его пытаешься изменить, а делаешь то, что считаешь нужным.

Вот, что я еще писала по этой теме:

Почему надо снижать ожидания, быть скромным и четко видеть реальность

Делай, что должно, и будь, что будет

Надеяться на плохое

Мой папа всегда говорил, что в любом деле надо надеяться на плохое. Мне это не нравилось, я говорила, что он разводит негатив, а надо быть позитивным. Папа уверял, что однажды я пойму. И правда, теперь я согласна с ним. Только папа нечетко называл это в словах. На самом деле он имел ввиду «снижать ожидания». И это правда классная штука.

Снижать ожидания значит не мечтать лишнего, не представлять, как всё сложится идеально. Просто убирать это: «Я подойду, а она горячо улыбнется, а я...» или там «А что же мне делать со старой работой, ведь я сейчас отошлю письмо по вакансии, а они сразу меня пригласят». Если уж так и тянет представлять, можно представить чуть хуже, чем может быть. Но лучше ничего не представлять: вот когда произойдет, тогда и будем думать. Это помогает не раниться о реальность, а, наоборот, чувствовать себя бодро и любить неоднозначные ситуации.

Методика хорошо работает в путешествиях. Недавно я ездила во Вьетнам. Я туда особо не хотела, ну как и вообще в Азию. Вот в Грузию я хочу, а в Азию так: «Ну если сложится — поеду, а так — мне туда не надо». Я ничего не ждала и даже представляла ужасы, что в номере отеля будет бегать таракан, а на входе из душа встретит скорпион. Я подумала: «Ладно, на месте разберусь». Я прочитала, что там может быть антисанитария и взяла побольше лекарств для желудка и дезинфицирующей жидкости.

В первый же вечер я увидела таракана в кафе и крыс на улице. Я не удивилась, не расстроилась. Я подумала: «Ну и хорошо, буду обходить мусорные пакеты, чтобы не столкнуться с крысой». Я была рада, что в отеле никаких тварей нет. Меня радовало море, не такое кристально чистое как на картинках, ну просто море. Пусть даже в шторм приносило водоросли и палки, но я и не ожидала ничего другого.

Когда я написала в фейсбуке, что никакой антисанитарии там нет, ну подумаешь, крысы и тараканы, мне писали, что я кремень. Нет, я не кремень, я просто стараюсь не приукрашать реальность. Поэтому мне легче со всем справляться. Я не мечтаю и представляю, что будет круто, поэтому успеваю подготовиться. Например, когда еду на природу с палаткой, я беру резиновые сапоги, дождевик, трос, средство от комаров и другую снарягу. Я представляю не гамак среди деревьев и спокойную гладь озера, а бесконечный дождь, машину по уши в грязи и полчища комаров. Поэтому когда приезжаю, мне комфорт и в солнце, и в дождь. Я же ничего не ожидала да и еще подготовилась к разным ситуациям.

В других странах я иногда видела разочарованных русских туристов. Они-то ехали на пляжи с белым песком, а там песок не такой белый и, о боже мой, в номер заполз жук. Они фоткают этого несчастного жука и показывают в социальных сетях. Так будто они думали, что страна потравит всех жуков, крыс и просеют песок, чтобы им, вот именно им, было хорошо. Ну нет, вот реальность другая, не плохая и не хорошая, просто такая.

Мне вообще не нравится концепция: «Надо быть позитивным и везде видеть хорошее». Я считаю, что это вредное утверждение. Надо видеть, как всё на самом деле, какая реальность. Тогда ты в тонусе, ты не ждешь, что кто-то придет создавать тебе комфорт и успокаивать. Ты и сам всё для себя можешь, а если нет — смиришься или найдешь, как сделать максимально хорошо.

Когда не жду ничего, я чувствую себя потрясающе сильной. Вот появляется проблема — я ее решаю, а потом сразу прилив сил. Если еду с палаткой, а там три дня дождь, но я хорошо подготовилась, чувствую себя нормально, решаю проблемы и не унываю. Потом я думаю: «Ух ты, я справилась». Дальше мне уже многое нестрашно. А если всё складывается как в лучших фильмах или на самых отфотошопленных фотках, мне вдвойне радостно. Я-то не ожидала, а тут такое!

Про палатку у меня правда было. Я не любила походную жизнь никогда, а потом мне показали, что это круто. Однажды мы поехали на фестиваль и три дня лил дождь. Сначала я хотела уехать, но поняла, что машина завязла в грязи. Я подумала: «Ну и ладно, ничего не исправить, пойду отдыхать». Это были чудесные три дня, хоть мы месили грязь и ходили постоянно в дождевиках. Помню, по возвращению в город, я чувствовала огромный прилив сил.

И так во всём. Не стоит ожидать, что новая работа это «то самое». Когда еще работала в офисе, к нам приходили новые сотрудники и некоторые начали бурно восхищаться новой раотой. Они фотографировали оранжевый диван и все другие удобства и писали в инстаграме, какую идеальную работу они нашли, как удобно и хорошо в офисе. Они обычно надолго не задерживались. Оказывалось ведь, что еще и работать надо, тратить нервы, задерживаться после конца рабочего дня, а на диване и не успеваешь посидеть.

Я совсем непозитивный человек. Ну, в общепринятом смысле. Часто даже слишком серьезная, а еще категоричная. Так и есть. Но это не значит, что я вижу жизнь черной, не улыбаюсь. Наоборот, меня многое увлекает, я жутко азартная, быстро завожусь и остываю, мне многое интересно и во всем хочется разобраться. Мне нравится видеть реальность, решать проблемы, чувствовать прилив сил от того, что я смогла, а не раскисла.

Как только я начинаю мечтать и выдумывать, становлюсь уязвимой. Мои провалы от этого и бывают. Всё меня больно ранит и хочется во всех найти поддержку. Стоит мне подумать, что написала клевую статью, так сразу меня ранят комментарии главреда. Я-то ожидала похвалы, а тут как Дунька оказывается написала. Если я ничего не представляла или даже чуть тревожилась, что можно лучше, все комментарии будут нормальными. Ну да, я же обычная, без выдающихся навыков, значит могу получать даже плохие комментарии.

Я тоже радуюсь, предвкушаю события, но стараюсь не представлять четко, как всё будет. Снижаю ожидания волевым усилием. Вот лезут в голову иллюзии и волшебство, я их ловлю, останавливаю мысли об этом и стараюсь переключиться. Не всегда, конечно, выходит, но уже намного лучше. Раньше-то я вообще это не умела.

В общем, папа был прав.

А это я во Вьетнаме, впервые в жизни увидела слона. Слона, понимаете, настоящего, шершавого. Конечно, мне кайф там, я и не ожидала такое:

Не заставлять читателя искать

Недавно я прочитала книгу «Джедайские техники». Обычно я не читаю книги по эффективности. Я для себя решила, что неэффективна и способ с этим бороться один. Как только понимаю, что опять разболталась, беру побольше работы. И вот, волшебство, некогда думать о прокрастинации или часами разговаривать, как найти дорогу к эффективности. Надо грести, всё сделать к сроку и не стать позорищем. Но друзья восхищались книгой, я решила почитать. Я ничего нового не открыла, но это дело вкуса. Я сейчас о другом.

Книга ужасно меня утомила тем, как устроена: множеством ссылок, сносок, комментариев в скобках. Всё это отвлекает внимание и мешает.

Я читала книгу в бумажном виде. Потом пришлось купить еще и в электронном, чтобы оценить со всех сторон. Я не знаю, как правильно писать книги. Может так принято в книжном мире, а я просто не соображаю. Но напишу свои мысли как читатель.

Книга полна ссылок. Они появляются в середине текста и непонятно, куда ведут. Вот, например:

В электронном варианте я кликаю на ссылку и попадаю в конец книги. Я вижу там список литературы. Пока кликала, я уже забыла, какую сноску должна посмотреть. Не понимаю, что должна сделать: тут же прочитать книгу из ссылки или просто принять к сведению. Cамо исследование описано через страницу, надо постараться найти. Пока искал, забыл, что искал. В бумажной книге мне надо отвлечься, перелистнуть в конец, а потом обратно.

На мой взгляд надо сразу описать исследование, а потом написать, что подробное описание в такой-то книге. Для меня было бы удобно увидеть сноску с названием книги прямо на этой странице внизу, мелким шрифтом. Мне не пришлось бы никуда переключаться, увидела книгу — приняла решение, запомнить ее или пройти мимо.

Вот еще момент:

То же самое. Что я должна понять из этой сноски? Куда я попаду? Что там увижу? Почему она отрывает меня от чтения? У меня как у читателя полная непредсказуемость. Ссылка прервала мое чтение, внимание переключилось. По этой ссылке в книге было примечание о том, что этот подход стал основой системы организации хозяйства Fly Lady. Почему это нужно было относить в конец книги, а не писать сразу в тексте — для меня загадка.

Помню, как на этом моменте я не выдержала, отложила книгу и пошла спать. Ну это невозможно же. Эти ссылки так и лезут, чтобы отвлечь меня:

В книге постоянно приходится искать какие-то иллюстрации:

Вот я дочитала до этого момента в бумажной книге, остановилась. Я должна вспомнить, что где-то там десять страниц назад была иллюстрация. Я, конечно, ее уже забыла, надо вернуться: «Черт, не десять страниц, а где же она? Да что черт возьми такое». Я злилась и хотела выкинуть книгу в окно, но было жалко машины, на которые она могла грохнуться с семнадцатого этажа. В электронном виде я кликаю по ссылке, вижу иллюстрацию, а потом мне надо вернуться обратно. Выход — просто поставить иллюстрацию еще раз сразу в тексте.

Книга учит не отвлекаться на мелочи, но сама же постоянно отвлекает. Не знаю, может задумка такая: надо стоически не обращать внимание на ссылки и к концу станешь настоящим джедаем сосредоточенности.

Выводы такие я сделала:
—всё, что можешь, нужно показывать читателю сразу в тексте, не мучать ссылками;
—читатель должен понимать, куда ведет ссылка. Так он решит, нужно ему переходить или нет;
—выносить ссылки на эту же страницу вниз. В интернет-изданиях их ставят на правое поле. Люда Сарычева недавно писала в своем канале в телеграме, что иначе ссылки могут вступать с текстом в непредсказуемые отношения.

Конспект лекции Аси Казанцевой «Как мозг нас обманывает»

Я побывала на лекции Аси Казанцевой в Туле. Ася — научный журналист, автор книг «Кто бы мог подумать. Как мозг заставляет нас совершать глупости» и «В интернете кто-то неправ». Книги, лекции, заметки Аси есть на ее сайте.

Я выбрала самые интересные для себя мысли из лекции. Где могла, нашла исследования, о которых говорит Ася. Излагаю своим языком то, что поняла и услышала. Я узнала, что мозг постоянно обманывает, поэтому достоверность под сомнением.

Конспект

В экспериментальной психологии есть понятие «слепота изменений». Людям тяжело замечать изменения в деталях. Когда в «Мурзилке» печатали две похожие картинки и просили найти различия, на первый взгляд картинки казались одинаковыми.

В 1998 году ученые Саймонс и Левин проводили эксперимент, чтобы объяснить слепоту изменений. Эксперимент проходил в кампусе Корнельского университета. Экспериментатор, пусть Василий, подходил к прохожему, пусть Анатолию, и спрашивал, как пройти к  административному зданию. Василий держал в руках карту. Пока Анатолий объяснял дорогу жестами и по карте, появлялись двое рабочих. Они несли дверь. Рабочие нагло проходили между Василием и Анатолием и заслоняли дверью Василия.

В это время Василий и один из рабочих, который нес дверь, менялись местами. Василий брал край двери и уходил, а рабочий становился на его место и так же держал карту в руках. После того как рабочие с дверью уходили, Анатолий пристально смотрел в глаза новому собеседнику, не замечал разницы и продолжал объяснять, как пройти к административному зданию. Нашла видео эксперимента:

Для эксперимента брали разных испытуемых и повторяли действие много раз. К испытуемым подходили люди разных роста, внешности, в разной одежде и с разным голосом. Даже когда рабочие с дверью были в очень яркой одежде, восемь из двенадцати испытуемых не замечали подмену собеседника. Они были сосредоточены на объяснении дороги и карте, а не на собеседнике.

Испытуемые реже замечали подмену, если на замену был человек примерно такого же возраста, что изначальный собеседник. Например, для пожилого профессора любой молодой человек рядом с университетом — студент. Студентов много, они все на одно лицо и меняются год от года. Мозг не тратит силы, чтобы запоминать лица.

Мозг можно обмануть разными иллюзиями, например, иллюзией вогнутой маски. Ася приводила такое видео в пример:

Обычно с обратной стороны маски Чарли Чаплина люди видят выпуклое лицо. Мозг привык, что лицо не бывает вогнутым и показывает выпуклое. Считается, что это тест на шизофрению. Людям, которые видят вогнутую маску, стоит пройти обследование.

Мы думаем, что видим глазами. На самом деле — нет. Например, входишь в лекторий, оглядываешь его и мозг запоминает, что и где находится. Потом он уже не тратит время, чтобы проверить информацию. Если смотреть прямо, мозг подскажет, что в левом углу сидят люди. Так он увидел в первый раз. Точной информации нет, но мозг так подсказывает.

Врачам-радиологам давали рентген легких и просили описать, что они видят. В одном из снимков легких было очертание гориллы:

Врачи описывали состояние легких, искали признаки туберкулеза или рака, но 20 из 24 врачей не замечали очертание гориллы. Они не ожидали увидеть ее в легком и не видели.

Мозг — система быстрого принятия решений. В древние времена преимущество получали люди, которые не размышляли долго, а слышали шорох в кустах, думали, что это тигр, и убегали.

Ася советовала читать книгу Дэниэля Канемана «Думай медленно, решай быстро».

Мозг может делать нелогичные выводы и основываться на эмоциях первого впечатления. Такая особенность называется эфристикой аффекта. Двум группам студентов давали прочитать об атомной энергетике. Первая группа узнавала, что атомная энергетика — экологически чистая, денег на производство энергии нужно меньше, чем в других видах энергетики. У студентов спрашивали, как они оценивают риск атомной энергетики. Они говорили, что риски маленькие. В тексте не было информации о рисках атомной энергетики.

Вторая группа студентов читала критику атомной энергетики, о рисках в тексте тоже ничего не было. Когда спрашивали о рисках, они говорили, что риски высокие.

Каждое явление мы оцениваем с точки зрения, нравится оно нам или нет. Если нравится, находим аргументы, чтобы оправдать его, даже если фактов нет.

Другой эффект — эвристика доступности. Мозг оценивает частоту явления по тому, насколько легко может найти примеры. Вероятность попасть в автомобильную аварию высокая, такое случается каждый день и многие становятся жертвами. Но это обычное дело, и об этом никто не пишет. Как только разбивается самолет, все СМИ пишут об этом. Жертв от аварий самолетов за год меньше, чем от автомобильных аварий, но мозгу кажется, что риск умереть в самолете больше. Он видит много примеров и делает вывод.

Мы никогда не видим объективную картину. Мозг обрабатывает сигналы в зависимости от его представлений о реальности.

Нам кажется, что в мозге единство мнений, но это не так. У мозга всегда есть аргументы за и против. От какого отдела мозга сигнал сильнее, такое решение мозг и примет. Отделы мозга соревнуются между собой.

Прилежащее ядро мозга — центр удовольствия, амигдала — центр страха. В магазине прилежащее ядро как бы говорит: «Какая красивая кофточка, давай купим». Амигдала говорит: «Она стоит 8000 рублей, за квартиру платить будет нечем, останемся на улице». Сигналы приходят в лобную долю. Победит решение с более сильным сигналом. Силу сигнала можно увидеть в томографе. Когда в магазинах появятся томографы, продавцы смогут видеть, можно ли покупателя уговорить на покупку.

На решение мозга могут влиять случайные факторы. Для эксперимента приглашали сорок шесть студенток Гарварда с хорошими результатами теста по математике. Все они были азиатского происхождения. Им давали математический тест, со всеми заданиями они могли справиться. Время на задания было ограничено, можно было успеть только 50 % заданий. Перед тестом студенткам давали опросник про студенческую жизнь, он не был связан с математикой.

Студенток разделили на три группы, у каждой группы опросник был разным. В первой группе опросник отдаленно напоминал об их этнической принадлежности. Он спрашивал, на каком языке говорят студентки и их родственники, кто из ближнего круга общения тоже говорит на этом языке.

Второй группе давали опросник, которые напоминал о гендере. Например, их спрашивали, нужно ли делать раздельные души для парней и девушек и селить их на разных этажах.

У третьей группы был нейтральный опросник.

Хуже всего сдавали тест те студентки, которым напоминали о гендере. Есть стереотип, что китайцы хорошо знают математику, а женщины — нет. Поэтому, когда напоминали об этнической принадлежности, они решали тест лучше, а когда о гендере — хуже.

Мои мысли
Поняла, что мозг меня ловко обманывает. Из-за этого я даже плачу штрафы за глупые нарушения правил дорожного движения. Вот еду я и хочу повернуть налево на перекрестке, мозг говорит: «Поворачивай, мы же с тобой тут пять лет ездим, там нет запрещающих знаков». Я поворачиваю, тут же меня ловят гаишники, я говорю: «Там же нет знаков, которые запрещают повернуть!». Они отвечают: «Как нет? Мы уже полгода как его повесили». Ну и всё, тысячи рублей как и не было.

Ася рассказывала о других интересных экспериментах, но я прохлопала. Лекция классная, однозначно стоит сходить. Я так вдохновилась Асей, что сразу купила ее книги в электронном виде. А то замечаю, что я покупаюсь на какие-то непроверенные факты, безжалостный ажиотаж СМИ и свои ложные представления обо всем подряд. Буду разбираться.

Делай, что должно, и будь, что будет

Я раньше встречала эту фразу «Делай, что должно, и будь, что будет» во всяких психологических статьях и не понимала, что она значит. Что должно? Кому я что должна? А сейчас это что-то вроде моего принципа. У меня пока не получается жить по нему сполна, но я учусь: отслеживаю, анализирую и корректирую курс. Я поняла, что это самая правильная позиция для меня.

Делай, что должно
«Делай, что должно» — это вовсе не про какие-то навязанные обязанности или чьи-то желания. Это о том, что ты должен сделать для себя. Для меня это значит вести себя красиво в своих глазах. И неважно, в каких ситуациях: когда обещаю себе сходить к врачу, общаюсь с клиентом, ссорюсь с другом или участвую в перебранке с женщиной, которая, черт возьми, перекрыла дорогу. Красиво значит так, чтобы потом мне за себя не было стыдно. Может другим это и не понравится, главное — я буду честна с собой и не предам себя.

Это не обязательно о каких-то глобальных ситуациях. Обещать себе и не сходить в зал — маленькое предательство себя. Работать над проектом о конном спорте  — для меня большое предательство, а для кого-то нет. Общаться с кем-то ради скуки, но понимать, что на самом деле этого не хочешь — некрасиво. Всё это не значит, что нельзя отстаивать свои права, пресекать, когда кто-то лезет в границы. Всё можно, но так, чтобы было правильно для меня.

Вся проблема в том, что когда предаешь себя, становишься слабым. Ты ведь знаешь, что ведешь себя некрасиво, неправильно, не так, как хочешь. Сначала просто знаешь, но думаешь: «Ой, ну ладно, ничего страшного, что будет-то?». Раз предал, второй, третий. И вроде ходишь улыбаешься, но внутри чувствуешь, что слабак. И так постепенно перестаешь себе верить. Ну а как верить тому, кто предает?

Вот уже не так уверенно говоришь, сутулишься, становишься неловким, испытываешь нужду, не можешь выполнить то, что обещал даже себе. За этим идут неприятности: уходит клиент, проваливаешь переговоры, люди придираются на пустом месте, ссоришься с кем-нибудь. Это не совпадения и не эзотерика: становишься слабым — всё летит к чертям. У меня это еще и на физическом уровне работает. Кроме неприятности, после сильного предательства себя я неожиданно заболеваю. Меня это страшит.

Будь, что будет
«Будь, что будет» — тоже важная часть. Во мне давно живет одна глупость. Я беру на себя слишком много и считаю, что я в ответе почти за всё и поэтому почти на всё могу повлиять. Если что-то происходит, я думаю, что причина во мне. Из-за этого я, конечно, многое воспринимаю слишком остро. Грубо говоря, наорал сантехник или таксист — это я что-то не так сказала, а не он мудак разговаривать не умеет. С гиперответственностью пытаешься управлять всем, но в итоге не управляешь даже собой.

От гиперответственности один только вред: ты всем что-то должен, постоянно себя ругаешь и лезешь в чужие границы. Типа, раз могу влиять, сейчас я их научу, как им жить. А люди тебя всё больше ненавидят и хотят от тебя отделаться.

«Будь, что будет» — это о том, чтобы влиять на то, что можешь повлиять, и оставить в покое то, что вне власти. Делаешь как правильно, в своих границах, в своих глазах — и всё. Успокойся, ты сделал всё, что мог, а там уж посмотрим. Когда мне так удается, я чувствую себя такой сильной, красивой, что невозможно передать. Правда, потом опять сносит куда-то, ну, ничего, упорства во мне хватает.

Я уже опубликовала этот пост, а мне в комментариях написали, что такая же мысль была у Кэмпа. Он пишет, что не нужно контролировать результат: «То, чем вы действительно можете управлять, — ваши собственные поведение и действия, а то, чем не можете, — их результат.» И это очень точно.

И что в итоге

Когда ловлю себя на панике и гиперответственности, задаю себе вопрос: «Что я могу сделать для этой ситуации или этого человека?». Когда делаю всё, что могла, чувствую себя сильной, красивой, во мне будто становится больше энергии. Я не бездельничала, не была жадной, я всё сделала красиво, не предала себя. Да, может в результате не вышло — ну, так бывает. Главное, мне не в чем себя винить, пойду дальше, попробую что-то еще. У меня правда успехов в этом принципе еще мало, но ничего, главное не расслабляться.

Дело — в уважении

Когда я говорю о том, чтобы не называть читателя дураком и не переходить через его границы, я на самом деле говорю об уважении. Дело не в словах, фразах, дело — в уважении.

Называть дураком — не значит написать: «Эй, ты, дурак». Нет, конечно. Назвать дураком — это ярлыки, которые текст вешает на незнакомых людей: «Ты взрослый человек с образованием, а читаешь как третьеклассник», «Ты бездарно проводишь отпуска, валяешься на пляже».

Текст — это то же общение, только оно сложнее. Когда общаемся в жизни, можно хотя бы примерно контролировать изменение настроя собеседника, вовремя заметить, что обидел и исправить ситуацию:

— Кажется, я погорячился, наговорил лишнего, извини.
— Ага, ладно. Пойдем ужинать.

С читателем так не получится. Мы написали текст в рассылке, на лендинге или странице в соцсети, читатель увидел и что-то там подумал или не подумал, а может обиделся. Конечно, он вряд ли обиделся так, что надул губы, думал об этом всю ночь, плакал или рассказывал друзьям. Нет, просто остался неприятный осадок, и он решил с этой компанией не связываться. Он даже не отследил, почему так решил, просто так решил и еще друзей отговорил. Всё — мы потеряли человека. Уже не придешь к нему, прощение не попросишь, подарком дело не исправишь.

Это как знакомство с новым человеком. С первого взгляда вроде приятный, но вдруг говорит:
— Видел твои фотки, че ты всё на этих пляжах время тратишь бездарно. Вон, я путешествую по Вьетнаму с рюкзаком, вот это впечатления, вот это кайф.

Ты не знаешь, кто это, зачем он подошел и реакция будет: «Ты кто такой?». Даже если не скажешь, то подумаешь. И сразу неприятно с таким общаться, что он лезет-то, я не просила. У меня недавно был такой случай. Я познакомилась с человеком, он прочитал мой блог и вдруг говорит что-то вроде: «Название какое-то не то, не сходится с содержанием вообще. Мне как читателю было бы интересно, если бы ты...». Я не знала, как реагировать: вежливо или как хотелось. Еле сдержалась, потому что: «А ты кто?». Если бы мне что-то подобное сказал человек, которого я в своей профессии считаю авторитетом, я бы задумалась и приняла решение, менять или нет.

Так же и с читателем. Мы его не знаем, не видим, настроение его отследить не можем. Поэтому придется уважать его границы еще более бережно и трепетно, чем границы человека в личном общении. Опять на примере знакомства. Новый знакомый рассказывает о своем путешествии во Вьетнам. Просто к слову пришлось и рассказывает. Мне нравится, и я думаю: «Вот это круто». Если мне интересно, я расспрошу, узнаю у него информацию и поеду во Вьетнам. Он не лез ко мне со своим Вьетнамом, был скромным, я сама приняла решение. И человек мне такой еще больше понравился. Все-то лезут, а он нет.

Другое дело, если это давние друзья. У меня есть друг, которому я могу сказать шуткой: «Отстань», — если занята. Но он знает, что это шуткой. Если вопрос важный и личный, я так никогда не скажу и брошусь ему помогать. Есть друг, которому я большими буквами пишу в чате: «ПРОСТЫНЯЯЯЯЯЯ.... ОТПИСЫВАЮСЬ», — если он выложил нечитабельный пост о своем продукте. Потом созваниваемся и говорю, что можно исправить. А он так же может шутить о том, как я делаю рекламу в директе, потому что он гуру в этом, а я — никто.

Читатель — не друг, которого можно хлопать по плечу и который простит шуточки. Это незнакомый человек, который непонятно, что думает, зачем пришел и в каком настроении. Мы не обзываем его, не навязываем, не придумаем про него ничего, не лезем в мысли. Это не наше дело, какие платья носит читатель, что хочет по весне и где отдыхает. Мы просто показываем, что у нас есть, и рассказываем, как это что-то может решить его проблему.

Ну, я так считаю, что все отношения строятся на уважении к себе и другим. Но, не исключаю, что могут быть ситуации, когда читателя можно хлопать по плечу. Подумаю об этом попозже.

Ctrl + ↓ Ранее