Безжалостная Усиченко

О том, как быть сильным: в жизни, редактуре и просто так.

Я в Facebook: https://www.facebook.com/irina.usichenko
Канал в телеграме: https://telegram.me/irinausichenko
Мое портфолио: https://irinausichenko.ru

Схемы работы редакции в зависимости от задач

Сейчас буду говорить про продуктовые редакции — это те, которые обеспечивают компанию информационными материалами: КП, презентациями, методичками, гайдами, сценариями для роликов по обучению, скриптами и т. д. Наверное, для многих будет очевидным, типа: «А че тут такого». А кому-то, может, пригодится.

Схема для небольших задач

Обычно небольшие редакции, до 15 человек работают так: появляется задача → ее делает один автор → главред контролирует качество и разруливает проблемы. В большинстве случаев мы так работаем в редакции Тинькофф Бизнеса. Вот пришла задача на КП, автор берет ее, разбирается в задаче, пишет текст, создает информационный продукт, со всеми согласовывает, на каком-то этапе подключаюсь я, юристы, кто-то там еще, потом дизайн → в бой.

Командная схема: для сложных и составных задач

Когда в редакцию попадают несложные задачи, такая схема работает. Но что если задачи усложняются и превращаются в целые проекты? Например, вебинар или обучение сотрудников. Один редактор тоже справится, но будет делать долго. Лучше выбрать другую схему: задачу берет один редактор, он становится главным, подтягивает в свою команду других ребят из редакции. Этот редактор сам контролирует их работу и отвечает за результат — чтобы задача вышла в срок. Главред следит за качество конечного продукта, помогает решать проблемы. Ну и как обычно отвечает за работу всей редакции, то есть делает так, чтобы этим ребятам было удобно работать и они могли выполнять свои задачи.

Давайте на примере. Мы такую схему впервые попробовали, когда готовили вебинар по переводу бизнесу онлайн. Времени было мало, всего пять дней, а материала надо было подготовить очень много. Во-первых, собрать информацию у эйчаров, юристов, бухгалтеров, продуктологов, маркетологов — мы рассказывали о переходе онлайн с разных сторон. А это значит, что редактору надо собрать информацию самому, подготовить вопросы, поговорить с каждым из экспертов. Потом всё это уложить в сценарий для ведущего и презентацию.

Плюс к этому нужно было подготовить полезные материалы для зрителей, которые покажем во время вебинара и пришлем после: там были шаблоны объявлений на двери, постов в соцсети, удачные примеры других компаний, пошаговый гайд по переходу онлайн, подборка спецпредложений по полезным сервисам для бизнеса и т. д.

Стало понятно, что один редактор, это была Диана, за пять дней все это не успеет. Я говорю: «Привлекай в свою команду других ребят и распределяй задачи». Мы кинули клич в чатик нашей редакции, объяснили задачу, сказали, что надо всем накинуться и сделать вебинар. Никто не заставлял, не навешивал задачи, мы сказали, почему это важно какая помощь нужна. Ребята тут же откликнулись, хотя пришлось работать очень много, сроки были жесткими. В ту неделю я не отлипала от стула, а представляю, что было у Дианы и других ребят.

Диана собрала рабочую группу, написала и распределила задачи. Задачи мы ставим в Трелло, а распределяли прямо в чате. А Диана сосредоточилась на сценариях, презентации. Я контролировала мелкие задачи по шаблонам, гайдам и все остальному:

Вот кадры из вебинара:

Теперь мы такую схему используем всегда, когда получаем не одну задачу, а большой проект. Ребята сами собирает свои рабочие группы:

Или важно было сделать несколько лендингов на одну тему к определенной дате. Один редактор, Инна, разработала шаблон лендинга, показала его другому редактору, погрузила его в тему. Работали в четыре руки, согласовали с заказчиками, мне принесли готовое, докрутили — в итоге все успели. Если бы задачу из трех лендингов делала одна Инна, затянули бы и не успели.

В чем еще удобна командная схема

Я не пытаюсь в статье сказать, что командная схема классная, а обычная — нет. Просто это схемы под разные задачи.
Сейчас ребята уже сами объединяются в группы, когда им нужно. И вот чем это хорошо:

  1. Редакторы могут поучаствовать в новых задачах. Например, никогда не делали вебинары, а тут помогают с маленькой задачей и смотрят, как это устроено. То есть учатся на простых задачах, потом смогут брать более сложные.
  2. Редакторы не разбираются в задаче с нуля, а все находятся в одном информационном поле, передают друг другу знания и обучают друг друга.
  3. Можно запараллелить задачи и делать быстрее.
  4. Появляется азарт сделать большой проект, затащить классную задачу, это бодрит команду. Да и просто круто чувствовать себя управляющим проектом, скоординировать всю работу, а на выходе получить работающий продукт.
  5. У главреда нет бешеной нагрузки. Проект под контролем, а он или она может заниматься другими важными задачами. В обычной схеме пришлось бы каждую задачу контролировать, самое ставить задачи, постоянно быть во внимании. А так ребята сами друг друга контролируют. Если один не сделает, не смогут двигаться остальные, а значит ответственность на каждом.
  6. Качество материалов становится лучше, потому что их смотрит много глаз. Ребята в команде спорят, помогают друг другу, предлагают идеи, улучшают продукт. Главред получает уже почти готовые материалы, предлагает пару идей — и в бой.

Максимальная самостоятельность редакторов

Иногда главреды хотят все замыкать на себе и контролировать каждое действие. Ну я понимаю это чувство, хочется быть нужным и важным. Но если это не работает на производительность редакции и не помогает решать задачи клиента, то, кажется, стоит пересмотреть подход.

Мое мнение такое: нужно строить работу так, чтобы в редакции было как можно меньше суеты, все процессы были прописаны. И люди могли работать самостоятельно: не заглядывать в рот главреду и не согласовывать каждый шаг, а предлагать решения, когда нужно, объединяться в команды — в общем, работать по-взрослому и отвечать за задачи.

Правда тут есть одна важная штук: такое возможно только в замотивированных команда, которые правда хотят побыстрее затащить задачу, сделать классный проект, набить шишки и научить. А если сидят-отсиживают, то главреду надо стоять тогда с шамбарьером и контролировать. Но я такое не люблю и не хочу.

Я хочу, чтобы все были максимально самостоятельными, затаскивали крутые задачи и пополняли портфолио. А редакция жила и была максимально полезной. А значит и отбираю определенный тип редакторов и работаю строю исходя из максимальной самостоятельности, но об этом как-нибудь потом.

Ищу дизайнера в продуктовую редакцию

В редакции Тинькофф Бизнеса мы с редакторами делаем задачи на презентации, брошюры, методички, короткие форматы и все такое. Нам нужен еще один дизайнер, который сможет технично, красиво и по гайдам всё это делать.

Грандиозных задач у нас нет. Если делать презентации кажется скучным, лучше не откликаться.

Что нужно знать. Adobe Photoshop, Adobe Illustrator, программы по верстке презентаций PowerPoint, Keynote, InDesign. Уметь работать с инфографикой, у нас много схем. На выходе файлы должны быть в формате pptx, pdf допустимого размера и веса.

Условия. Быстро для нас — это три-пять дней. Бывают срочные задачи, но редко.

Общаться придется со мной и редакторами. Мы не оставляем правочки, лишь бы придраться. Всё по делу, мыслим понятиями полезного действия и решения задач. Хочу найти человека, который мыслит так же. Первое время готовые задачи будет отсматривать старший дизайнер. Гайды дадим.

Нагрузка. Обычно в неделю 4-6 задач, бывает больше и меньше. Иногда это презентация на тридцать слайдов, иногда на пять. Работать на выходных не получится, нужно быстро подключаться к задачам среди недели.

Как попробовать. Напишите мне на irina.usichenko@yandex.ru. Приложите портфолио, пару слов, почему будете полезны для этих задач. В ответ пришлю небольшое тестовое, правда небольшое. Отвечу на вопросы.

22 июня   вакансия

Как показывать свою экспертность в статьях, блогах и соцсетях

В мою рассылку приходят разборы текстов с вопросами: «Я выгляжу в этих текстах экспертом? А вот сейчас? Как мне убедить всех, что я эксперт? Может надо коммуницировать с аудиторией? А что писать?».

В их текстах абстракции, вода, пространные размышления — в общем, никому неинтересный контент. Просто этим людям некие типа-эксперты сказали, что для экспертности нужно постоянно о чем-то писать. Каждый день должен быть пост (хоть какой), иначе внимание аудитории переключится на других — так им сказали. По каким-то причинам эти люди верят типа-экспертам и начинают выжимать из себя контент. Темы нет, но они усиленно выжимают хоть какой-то, хоть постик с «добрым утром». Выходит натужно.

А теперь посмотрим, как делают настоящие эксперты:

Редактор ведет блог, его аудитория — бизнес, которому нужен качественный контент-маркетинг: все эти статьи, блоги, лендинги. Редактор пишет статьи, в которых показывает, как такие задачи решать. Например, пишет гайд, как проводить проверку фактов в статье, чтобы никто не придрался, вот вам настоящий пример. Или рассказывает, как готовил книгу для предпринимателей. Многие компании соревнуются, чтобы нанять этого редактора, но он и так постоянно загружен работой.

Маркетолог рассказывает, как компаниям проверять гипотезы, проводить A/B-тесты и не тратить деньги на рекламу зря. Каждый пост — решение одной конкретной проблемы и разборы кейсов. Он рассказывает, как читать и интепретировать аналитику, на что обращать внимание в исследованиях по поведению потребителей, вот пример. Маркетолога приглашают на работу и просят о консультациях, потому что понимают, что он поможет компании заработать больше.

Во время пандемии адвокат публикует на своей странице подробные пояснения ко всем новым постановлениям, объясняет, что они значат для обычных людей. Дополнительно без истерик он разъясняет, как правильно себя вести в ситуациях, связанных с законом, вот вам пример такого поста в фейсбуке. Люди делают перепосты, аудитории становится больше, а некоторые просят телефон на всякий случай, вдруг понадобится адвокат.

Видите, во всех этих примерах людям не надо дополнительно показывать экспертность, выплясывать перед аудиторией, даже писать «доброе утро» и выкладывать фотку чашки кофе, чтобы создать теплую ламповую атмосферу. Эти люди показывают, как решают проблемы своей аудитории, и этого достаточно. Остается только делать дистрибуцию — каким-то образом привлекать людей. А иногда люди и сами приходят, узнают через знакомых или видят перепосты.

Получается, чтобы показать свою экспертность нужно:

  1. Разобраться, кто же все-таки ваша аудитория?
  2. Какие боли и проблемы у вашей аудитории?
  3. Как вы эти проблемы будете решать в своих материалах?

Об этом не рассказывают типа-эксперты, но на это исследование аудитории надо потратить много времени, сделать честно, со всем погружением. И только потом что-то запускать. Когда я делаю разборы, то рекомендую делать вот такую таблицу перед каждой статьей и просто когда запускаете блог или любой информационный продукт:

Я написала в таблице пару примеров из головы. Но в реальности нужно провести реальное исследование: поговорить с людьми из вашей аудитории, посмотреть, что они пишут, что им важно. Тогда станет ясно, есть ли у вас полезный контент, можете ли вы быть для них экспертов, стоит ли что-то писать или стоит пока подсобрать материал.

Экспертность — это то, насколько вы полезны для своей аудитории. И больше ничего. Не постики с «добрым утром», не вопросы аудитории и даже не частота публикаций. Правда, не надо говорить что0то, чтобы просто заполнить эфир. Такие «эксперты» теряют доверие аудитории. Лучше написать одну крутую и полезную статью, чем десять постов ни о чем.

А можно ли писать посты с добрым утром, водой и натужные? Ну да, просто и реакция аудитории будет соответствующая. Я бы думала не о том, что можно и что нельзя, а о том, какой будет результат. Ну и прожекторы людей не направлены в вашу сторону, они и прочитать-то не смогут посты каждый день. А когда поймут, что они еще и бесполезны, то быстро потеряют интерес. Вы такой результат хотели? Это то, что было в ваших планах?

Не надо посты с добрым утром, пожалуйста — моя статья, нет, крик души

Я обычный нормальный человек, но об этом не поют

Иногда я набираю редакторов в проекты: размещаю вакансии и тестовые, потом читаю сотни откликов. Часто вижу, как кандидаты в письмах пытаются доказать мне, что они прекрасные. Будто я пришла в музей, а картины кричат мне: «А ну посмотри на меня, какие мазки, какая перспектива», «Нет, смотри на меня, я современная, дерзкая». Только я не в музее и это не соревнование. У меня есть задачи, мне нужен человек, чтобы вместе над ними работать.

И кажется, многие ломаются на том, что не хотят признать такую мысль: каждый из нас — обычный человек. Не прекрасный и не замечательный, а обычный. Ну просто человек. И вся соль в том, какую ценность этот кандидат может принести работодателю в решении этой конкретной задачи. И всё. Всем наплевать, прекрасный кто-то или нет, важна только ценность.

Когда такие кандидаты перестают доказывать, что они прекрасные и умные, они вдруг видят что работодатели меньше встают «в позу». Просто, когда работодатель видит заход у кандидата:
«Я прекрасен, посмотрите на меня», — у него может невольно включается соревновательный контекст: «Пфф, прекрасный говоришь? Ну я щас тебе устрою проверку, ишь нашелся какой». Это неосознанно.

Прекрасный кандидат продает себя, хочет выглядеть как можно креативнее, он как бы кричит: «Заметь меня! Я тут! Смотри». У обычного нормального человека контекст общения другой: «У вас вроде задачи. Я вот это и это умею, могу взять на себя. Вот уже подобное делал. Если сходимся, давайте обсудим дальше». В этом случае нет борьбы и можно обсуждать проект как партнер с партнером.

Обычному человеку не надо рассказывать работодателю всю биографию и делиться ненужными деталями. Он автоматически становится скромным и понимает, что людям неинтересна его тонкая душевная организация, не нужно отнимать время. Он понимает, что не центр мира и на него не направлены прожекторы, никто за ним не следит. Поэтому можно спокойно делать свое дело.

От позиции «Я обычный человек» очень много выгод. Обычный человек пишет о себе спокойно, его письма и отклики приятно читать. Обычный человек может ошибаться, но не впадает от этого в депрессию и самобичевание, потому что обычные люди ошибаются. Ну ошибся, неприятно, давай поправим так и так. Обычные люди берут и делают, а прекрасные мучаются прокрастинацией и перфекционизмом, потому что никогда не могут сделать идеально. Обычному человеку легче двигаться вперед, он легче переживает неудачи и справляется с «травмами». Обычный человек сам решает свои проблемы, ведь ему никто ничего не должен.

Люди, которые считают себя прекрасными, автоматически загоняют себя в тупик. Ведь им надо постоянно держать планку, делать великолепные работы и всегда быть молодцом. Только это невозможно и всегда будут косяки, это нормально. Надо просто исправлять и идти дальше.

Стремление быть великолепным порождает выгорание и прочие современные недуги. Обычный человек устает и отдыхает, а великолепный должен постоянно следить за собой: «Я сейчас достаточно великолепный? Они оценили?». Он как бы постоянно смотрит на себя через инстаграм: «Я выгляжу великолепным? У меня успешная жизнь? Что думают другие?». Обычный человек просто живет и принимает решения.

У группы «Пес и группа» есть песня с такими строками: «Я обычный нормальный человек, но про это не поют». И это очень крутая мысль. Прожекторы мира не светят на нас, мы можем спокойно работать.

Этот пост — небольшая часть одного письма из моей рассылки для начинающих авторов, редакторов и копирайтеров. Подписывайтесь, если интересно

Как говорить сотрудникам о неприятных вещах (если вы главред или просто)

Меня сегодня спросили:

«Я работала редактором и привела в издание несколько авторов. Общалась с ними удаленно. Сейчас я увольняюсь и не понимаю, что прилично сделать редактору по отношению к авторам в этом случае. Вроде как я привела авторов и общались они только со мной. И я, наверное, обязана как-то сообщить, что передаю работу с ними коллеге. Как принято поступать в редакционной среде?»

Меня этот вопрос всколыхнул: несколько раз за свою работу приходилось говорить людям плохие новости.

Мой ответ: «Как угодно, главное — честно»

Попробуйте посмотреть на всё по-человечески. Авторы и сами видят ситуацию, скорее всего им тревожно: «А кто будет новым главредом? А мы с ним сработаемся? А вдруг нас всех уволят?». И вдруг человек, которому они доверяли, начинает делать вид, что ничего не происходит, говорить общие фразы или сглаживать (типа во благо). Очевидно, что такой человек выглядит ненадежно и слабо.

Мой совет — всегда говорить честно и показывать варианты. Схема такая:

«Да, произошло полное дерьмо, такое и такое»

«Выводы из этой ситуации такие»

«Предлагаю действовать так».

В таком подходе я предполагаю, что я работаю со взрослыми людьми, они мне партнеры. По отношению к ним честно — сказать правду, даже если она неприятная. Так они смогут принять верные решения: например, подстрахуются дополнительной работой. А иначе как может получиться: после ободряющих словечек они успокоятся, а новый главред придет и всех уволит. Ну и что, поблагодарят они за добренькие речи?

В своей работе я опираюсь на реальную ситуацию, даже если она не очень. Например, мне надо рассказать об общей ошибке. Я выхожу на созвон и говорю, как есть. Я не хочу никого отчитывать, у меня нет цели наругать или выплеснуть свои эмоции. Я хочу, чтобы у нас была крутая редакция, мы помогали компании, а авторы достойно зарабатывали. Поэтому я могу сказать так:

«Заметила, что у нас опять полетели сроки в некоторых задачах. Причем заказчики заранее не знали, что мы не успеваем. Это полная ерунда. Если мы делаем вовремя или заранее передоговариваемся о сроках, нам доверяют, дают больше задач, и редакция существует. Если мы подводим заказчиков — у нас не будет все меньше задач, и в конце концов мы разойдемся. Давайте делать так: (дальше предложения как делать). Сегодня до 18 нужно проверить все сроки, при необходимости пересогласовать и проставить во всех карточках. Если не получается пересогласовать, приходите, обсудим».

Я не хочу никого унижать или устраивать показательные порки. Я хочу решить проблему: сроки летят, нам могут перестать доверять. Я решаю эту задачу и показываю, как ребятам с этим работать. Ну мало ли, может кто-то замотался или просто забыл, такое бывает. Мне важно сказать о проблеме и предложить решение.

Или другой пример, началась вся эта заваруха с карантином. Я почувствовала напряжение и тревогу в рядах: «А что будет дальше? Мы будем работать? У нас буду задачи?». Отмалчиваться в такой ситуации вообще не выход, люди могут знать. Я вышла на созвон и честно сказала:

«Да, ситуация со всех сторон не очень (она такая и такая). Нормально, если чувствуете себя тревожно. Но очевидно, что сидеть и бояться не поможет. Есть только один выход — показывать максимальную пользу. Сейчас есть много срочных и внезапных задач, в которых нужна помощь. Придется делать срочно, быстро, возможно, сидеть целый день. Кто готов — давайте, пишите мне».

Важно сказать, какой план дальше. А если плана нет, я так и скажу. Плюс понятно, что некоторые ситуации случаются внезапно, я не могу их предусмотреть и заранее предупредить. Ну что ж, это тоже нормально.

В ситуации с увольнением из вопроса я бы сказала честно: «Ребята, я ухожу в другой проект. Понимаю, что мы привыкли работать вместе, но придет новый человек. Это тот и тот, крутой редактор (ну или не говорить, если не знаете). Понятно, что дальше в редакции может что-то поменяться, у нового человека могут быть другие правила, это нормально. Возможно, кто-то не сработается, гарантий нет. Если тревожно, подстрахуйтесь дополнительным проектом....».

Не бывает никаких «прилично» и «правильно»

Я не знаю, что думают люди на той стороне. Я вообще не думаю, как я выгляжу в этот момент. Я действую так, как считаю честным и правильным. И я решаю задачу: например, чтобы редакция работала дальше, решала задачи и была ценной. Ну а если такой подход не подходит и кому-то нужны нежные речи, мы просто расходимся.

Забудьте, что есть какие-то «прилично» или правила какой-то там «редакторской среды». Ну к чему эти заискивания и поглаживания и как они решают задачу.

Как за 15 минут разговора сократить задачу вдвое

Реальная ситуация в одной продуктовой редакции. Приходит заказчик и говорит, что надо помочь написать несколько важных документов. Сроки сжатые. Скажем, это пошаговые инструкции для сотрудников по разным продуктам. Я не могу выдавать внутреннюю кухню, но это и неважно.

Я прикидываю и понимаю, что с нуля написать не получится. Это надо собрать информацию у всех, написать, отредактировать, получить и внести замечания (и так несколько раз) и согласовать. Сроки сжатые, документов много, авторы в редакции загружены, мы не успеем. Если только брать эти задачи самой, но я тоже не успею.

Вместе с авторами созваниваюсь с заказчиком, начинаем разбираться. Нам показывают несколько уже написанных документов, пока сырые, но уже есть, с чем работать.

Понимаем, что каждый документ — последовательность действий. Несколько шагов вообще не надо менять, только адаптировать под конкретный продукт и привести подходящие примеры. Прямо в документе пишем: вот это меняется, вот это не меняется. То есть часть всех документов у нас статичная.

Примеры нам могут выгрузить. Плюс мы знаем продукты и можем дописать еще: взять из скриптов, КП, методичек и сценариев, что уже делали.

Получается, надо сделать один шаблон, согласовать его, потом подставлять в него нужные куски и редактировать. Плюс договариваемся, что первым делом пишем всё для приоритетных продуктов, во вторую итерацию — для всех остальные. Ну уже намного легче:

В итоге за день авторы пишут и согласовывают шаблон, распределяют между собой продукты, начинают получать информацию по примерам.

А я всегда говорю: не надо бежать писать текстики, не в этом наша работа.

Ошибки редактора. Делать то, что говорит клиент

Ситуация: клиент нанимает редактора, чтобы написать базу знаний для системы автоматизации ресторанного бизнеса. Программа помогает официантам обслуживать клиентов, а владельцу следить за остатками продуктов и финансовыми показателями бизнеса.

В базе знаний надо ответить на самые частые вопросы пользователей. Это классический хелп со скриншотами и инструкциями, как у Тинькофф и у Тильды.

Редактор задает клиенту вопросы, изучает систему. И тут встает вопрос, о чем писать первым. Покажу ошибку, из-за которой редакторы часто теряют доверие клиента и в конце концов — проект.

Как неправильно

Редактор созванивается с клиентом:

— Николай, я все изучил, что будем писать первым?
— Нууу, давай раздел для администраторов ресторанов — о том, как завести в систему нового официанта.

Редактор уходит писать.

Вроде ничего плохого: клиент сказал, редактор написал. А вот дальше начинается какая-то ерунда. Клиент говорит:

— Я тут понял, что мы с тобой начали не с того конца. Зачем мы стали про официантов писать? Самое главное для нашего клиента — как контролировать свой бизнес. Давай писать про отчеты: какие отчеты есть, как их выводить и использовать, как выявить нерадивых официантов.

Редактор бросает прежнюю работу и идет писать про отчеты. И опять какая-то ерунда, клиент всё никак не может определиться:

— Слушай, мы же сейчас лендинг обновляем. И там будет блок с частыми вопросами-ответами. Вряд ли их волнует про отчеты, надо написать про стоимость, внедрение.  Нам часто такие вопросы задают, а база знаний поможет снизить нагрузку на менеджеров.

Кажется, клиент сам захотел три раза сменить тему. Но в реальности, у него появляется ощущение (не мысль, а пока зыбкое ощущение), что проект идет не так и редактор не очень. Ведь он нанял редактора, чтобы снять с себя проблему базы знаний и чтобы кто-то ему сказал, как ее делать. А в итоге проблем стало еще больше: надо думать, решать, а редактор что-то там мямлит. Да и еще Ильяхов в статье написал, что редактор должен разбираться в задаче.

Внешне всё в порядке, работа идет, но внутри клиента зреют сомнения. Если в этот момент появится другой бойкий редактор и разложит по полочкам, что нужно делать сначала, а что потом, скорее всего клиент наймет его.

Как правильно

Редактор задает вопросы клиенту:

— Кто чаще всего использует эту базу знаний? И в каких случаях?
— Как люди будут в нее попадать?
— Они обычно последовательно читают или находят нужный вопрос?
— Где еще мы будем выносить базу знаний, может быть, на лендинг?

И так еще миллион вопросов.

Редактор заранее узнает про лендинг, и разговор будет примерно таким:

— Николай, вижу, первыми надо описать вопросы, которые будут на лендинге. Что чаще всего спрашивают на этапе покупки системы?
— Обычно внедрение интересует: насколько сложно, нужны ли технические специалисты с их стороны. И еще им важно, чтобы сразу эквайринг заработал. А то если у ресторана не будет оплаты картами — это сразу черная метка для их посетителей. Давай дам записи разговоров с потенциальными клиентами, может еще что накопаешь.
— Да, хочу. Послушаю и завтра пришлю вам приоритет по вопросам, которые будем описывать. Первые точно будут про внедрение.

Теперь у клиента скорее всего появится ощущение надежности. Дескать, нормальный редактор, можно ему доверять.
Клиент переключится на другие дела и не будет судорожно по пять раз в день спрашивать редактора: «Ну что, ну когда? Описал?»

Где ты таких идеальных клиентов берешь? Чаще всего клиенты не терпят возражений

Допустим, вам не повезло и попался авторитарный клиент. Он всё знает наперед: «Пишем так». Ничего страшного, просто расскажите клиенту о рисках:
 

— Николай, я сделаю, как скажете. Но у меня сомнения. Dы сказали, что на лендинге есть блок с базой данных, верно?
— Ну да, и что?
— Обычно туда выносят ответы на частые вопросы, которые потенциальные клиенты задают на этапе покупки системы. А то потратим время на официантов, всё важное, что влияет на продажу, не напишем.

Ну а дальше смотрите на реакцию. Чаще всего клиент, конечно, задумается о продажах и скажет: «Да... что-то не подумал...».

Если клиент готов брать на себя эти риски, ну что ж, главное вы предупредили. Если окажется, что клиент неправ, вам же лучше. В его глазах ваш статус вырастет: вот молодец, предупреждал же.

А еще, если с клиентом неуютно, с ним можно просто не работать.

А что если я все сделал неправильно? Все потеряно?

Я часто вижу, как судорожно редакторы хватаются за свои прошлые решения, даже неправильные. Дескать, ну я же уже сказал так, значит должен делать так. Как я могу признать клиенту, что неправ.

В любой моменты вы можете остановиться и сказать:

— Николай, я что-то поторопился и забыл вот о чем. Нам же на лендинг нужно вынести главные вопросы. И это явно не про официантов. Давайте созвонимся, расскажете, что чаще всего спрашивают на этапе покупки системы. Я это быстро напишу, чтобы вам с лендинга давать ссылки. А потом составлю список тем по приоритетам и начну их писать.

Вы сразу станете для клиента в триста раз сильнее. Ну да, начал неправильно, зато вовремя понял ошибку и предложил решение. Это же отличный специалист, надо такого держать.

Кто вы для клиента: руки или партнер?

Важную роль играет, как вы воспринимаете себя в проекте: вы руки или партнер? Вы мямлите или говорите открыто, даже если допустили ошибку? Вам важно выглядеть безошибочным молодцом или вы хотите решить задачу?

Если вы мямлите и считаете себя руками, которые просто пишут текст, то вам не помогут мои советы выше. Авторитета у клиента не будет. Да и нормальных проектов тоже.

Я стараюсь выступать для клиента партнером. Да, я ошибаюсь, я не все умею, ну и что. Зато я открыто и прямо говорю, где у риски, не боюсь, что клиент со мной не согласится и уж точно изо всех сил не пытаюсь нравиться. Я борюсь за то, чтобы решить проблему клиента, я на его стороне, на меня можно опереться. При этом я даже строчки текста могу не написать в этом проекте, а задача будет решена.

Что читать и куда идти, чтобы стать редактором?

Иногда в инстаграме провожу сессию вопросов-ответов и самый частый вопрос: «Какие книги прочитать и какие курсы пройти, чтобы стать редактором? Школу редакторов — это обязательно?».

Слышите как звучит этот вопрос: не — что нужно уметь, а что нужно прочитать и пройти. И вот на что это похоже.

Женщина спрашивает: «Как мне удачно выйти замуж?». Психолог говорит ей, что нужно красиво одеваться и ходить в места скопления приличных мужчин. Она покупает платье и начинает ходить по экономическим конференциям, где собираются главы делегаций и члены правительств. Формально она выполнила требования: вот платье, вот мужчины. Но этого мало. Нужно быть увлеченной темой, иметь свою сферу интересов и уметь поддержать разговор — и я не знаю, что еще. Ну и желательно не ходить с вывеской на лбу «хочу замуж».

У статей типа «Что в рюкзаке у известного дизайнера» обычного множество просмотров и перепостов. А потому что у людей появляется ощущение, что покупка такого же блокнота для набросков приблизит их к миру Дизайнеров.

Идет вебинар по сильному тексту, много полезных штук, а люди спрашивают: «Ой, а в какой это программе вы пишете текст? А что это у вас за программа для рисования? Надо себе установить»

Ну то есть создается ощущение, что нужно окружить себя атрибутами, чтобы кем-то стать. И это ошибка, которая не дает двигаться вперед и правда стать крутым редактором.

Нет, не обязательно иметь запись о том, что прошел две ступени Школы. И не обязательно устанавливать Саблайм текст, можно писать в Ворде, Гугл-доках или где-то еще. Это всего лишь инструменты, которые помогут решить задачу. Но ее надо УМЕТЬ решать.

Так что про Школу редакторов, как необязательно?

А вот так. Школа редакторов — тоже инструмент. И это очень сильная база знаний и навыков, с помощью которой человек может с нуля получить профессию редактора. Так было у меня, хотя я прошла только две ступени. Но еще раз: это инструмент, а не атрибут, которые дает сто очков вперед.

Я знаю абсолютно гениальных ребят с дипломом Школы редакторов. До Школы они тоже были бойцами, фигачили изо всех сил и не хныкали из-за правочек. Кто-то из них получил профессию редактора с нуля, кто-то углубил свои знания. Они использовали Школу как инструмент, чтобы стать сильнее, лучше решать задачи и зарабатывать больше. Повлияло, что они на год отдали обучению приоритет: вечерами после работы и детей верстали страницы, пробирались через критику преподавателей, не сдавались из-за падения в рейтинге и улучшали свои работы. Теперь они тоже не плюют в потолок, они фигачат еще больше.

Я работала с людьми, которые закончили несколько ступеней Школы. Но почему-то они ломались на элементарных правках и писали: «Я не буду работать с Усиченко, она дает много странных замечаний». Замечания были обычными, просто автор не смог или не захотел разобраться в теме и узнать аудиторию. Или, возможно, это было ниже его достоинства. Это еще одна проблема некоторых выпускников Школы: преувеличивать свою значимость.

Я знаю неприятных и скандальных редакторов из Школы, с которыми я не хочу иметь ничего общего. И никому не советую.

А что важно, чтобы стать редактором?

С марта я управляю продуктовой редакций в Тинькофф Бизнесе, в команде 11 авторов. Кажется, только один или два человека закончили Школу редакторов, кто-то вообще не учился там, у кого-то одна или две ступени.

Когда я искала авторов и смотрела тестовые задания, я не уделяла Школе первоначальное значение. Для меня это просто признак, что человек мог получить определенные знания и что в принципе мы будем говорить на одном языке. То есть мне не придется объяснять, что такое инфостиль и понимание задачи.

А еще у редакторов, которые учатся в Школе, есть привычка выкладывать свои работы. У меня большая аудитория в фейсбуке, я вижу работы и у меня складывается мнение о человеке. Я думаю: «О, круто, сильная работа». Или наоборот. Другие ребята обычно редко выкладывают работы (и зря), их труднее заметить.

Ребята, с которыми я работаю, писали в ответах на мою вакансию, чем могут мне помочь. А не размахивали передо мной дипломами, журналистким образованием или тем, что они мастера грамотности. Они писали что-то вроде:

«Ирина, мне понравилась вакансия. На прошлой работе делала это и это. Мне приходилось сталкиваться с бизнесом, вот тут брала интервью, вот тут писала статью, вот презентация. Я не заканчивала Школу редакторов, поэтому не уверена, хватит ли моего опыта. Но если можно, я хочу решить тестовое задание».

Помню, мне понравилось тестовое задание одной девушки, но я увидела, что она из Владивостока. У нас такая специфика работы, что приходится много общаться с маркетологами и продуктологами, а они работают по московскому времени. Я честно сказала о сомнениях, она ответила что-то вроде:

«Понимаю, что это может быть препятствием. Я подстраиваюсь под московское время, до 14.00 могу спокойно проводить созвоны. А с утра, когда в Москве еще ночь, спокойно делаю задачи».

Мы уже полгода работаем вместе, и я даже не помню, что у нас разница в часовых поясах. Она сама разруливает вопросы по созвонам и зовет меня только в самом крайнем случае.

Еще один автор без Школы редакторов берет на себя задачи по непролазно сложным темам, все эти банковские гарантии, тендеры, госзакупки. Чтобы разобраться, она выспрашивает экспертов, читает законы и комментарии, пишет и переписывает. За плечами уже несколько статей в Т—Ж, в Клерке, презентации, лендинги, сценарии. Появляется новая незнакомая задача — она готова брать и разбираться. Я знаю, что если есть проблема, она пойдет, все узнает, предложит варианты решения или все решит без меня. И я за это благодарна.

Еще один автор просто много делает. Возьмешь срочное? Да, давай. У меня бывают вопросы по тексту, тогда я просто пишу: «Давай будем теперь обращать внимание на это». Но мне несложно поправить текст, если он в целом адекватный. Или обратить внимание на ошибки, если человек правда хочет работать и я вижу, что он растет и учитывает мои замечания.

Очевидный совет

Мой совет: перестать обвешивать себя атрибутами и искать простой ответ, как стать крутым. Начинающим авторам советую идти в редакцию к сильному главреду, который им нравится по работам и отношению. Желательно — в продуктовую редакцию. С презентаций, лендингов стартовать проще, чем со статей.

А еще придется привыкнуть к тому, что придется много работать, переделывать, но четко оценивать свои силы. Если есть возможность, учиться в Школе или на курсах Максима Ильяхова, это даст огромный толчок вперед. Но цель — использовать эти инструменты, а не думать, что галочки, дипломы и чьи-то рекомендации сделают за вас все.

Признаки неадекватного главреда

Ася Челован о том, почему все равно придется шевелить мозгами

База знаний Максима Ильяхова со всем, что нужно знать редактору

Как редактору найти крутой проект на полную загрузку. Простые советы, которые все знают, но которым никто не следует

Недавно одна компания попросила меня подобрать редактора. Они разрабатывают приложение для одной сферы бизнеса. И нужен человек, который возьмет на себя всю продуктовую часть: лендинги, хелпы, методички, документацию — вот это всё. Это большой проект, с полной загрузкой, очень достойной зарплатой, хорошим брендом для портфолио. Если вы не главред известного блога или вас не зовут на конференции, это шанс.

Самое главное: заказчик — очень приятный и понимающий человек. Он ищет человека, который ему скажет, как правильно, а сам ничего не навязывает.

Я говорю: хорошо, давайте напишем вакансию, потом тестовое. Так и сделали. Задания были очень простыми, типа составить короткий лендинг или пару слайдов сторис. Да и сам продукт несложный, информации о нем много. Это приложение: наглядное, в планшете, графики, цифры, удобно, полезно. Было даже видео, откуда можно надергать скриншоты.

Я посмотрела штук тридцать тестовых и с натягом отобрала пятерых редакторов. Потом оказалось, что эти ребята уже заняты в других проектах и могут взять только часть работы. Ну и на этом спасибо.

Как написали большинство:

  1. Пространные тексты ни о чем, вода, продающие лозунги, абстракции, всё не в мире клиента.
  2. Тексты в сторис! По три абзаца! В сторис, тексты!
  3. А самое главное — не было иллюстраций, скриншотов. Максимум, что люди писали: «Поставить на обложку лендинга улыбающегося человека». Что?
  4. Текст сплошняком, в гугл-доке, без всякой структуры.
  5. Еще раз. Люди в сторис писали по три абзаца текста, а в промо продукта не поставили ни одной иллюстрации.

Что сделали эти пятеро:

  1. Попытались разобраться в продукте и аудитории. А если понимали, что у них пробелы, прямо в письме писали что-то вроде: «Вот с этим разобралась, почитала форумы, поспрашивала людей из целевой аудитории, а вот тут сомневаюсь — написала примерно, буду вас спрашивать, если договоримся о работе».
  2. В первую очередь подумали о визуале, а не о тексте. Все орут, что люди не читают тексты, а эти люди этим воспользовались.
  3. Нормально в гугл-доке заверстали структуру лендинга (это можно сделать с помощью таблиц), показали заголовки, расстановку иллюстраций, а не просто вывалили текст сплошняком. Они думали о том, чтобы клиенту было удобно рассматривать лендинг.
  4. Продумали сценарии использования продукта и опять все их проиллюстрировали приложением.

Это ведь несложно для редактора, но только пятеро из тридцати подумали об этом. Они мыслили не категориями «какой бы текст написать», они думали о продукте и как он решает проблемы бизнеса. Ведь я не ждала полноценный информационный продукт, я смотрела только направление мысли и как человек подает информацию.

Среди остальных были далеко не новички. Они присылали свои статьи из портфолио, трясли своими журналисткими дипломами. А еще среди них были люди, которые считаются в тусовочке прямо РЕДАКТОРАМИ. И в фейсбуке они расхваливают друг друга типа: «Вот расскажу вам о редакторах, которые прям молодцы, которых прям рекомендую». А скриншот приложения поставить не могут. Или пишут три абзаца в сторис.

Когда меня спрашивают: «Кого бы вы порекомендовали?», — мне и сказать нечего. Все достойные редакторы давно в проектах (мне тоже везет работать с такими!) или, не знаю там, руководят отделами в крупных компаниях.

А еще я вижу эти бесконечные посты в инстаграме типа: «Вот, я написала уже 400 постов, я пишу каждый день. Мне тяжело, но я не буду сдаваться, я буду писать и писать, мои тексты как дети». А все тексты водянистые, без понимания темы и аудитории, какая-то абстракция, липкая вязкая масса, самолюбование и никому ненужный собственный опыт. А потом эти люди пишут: «Где бы мне найти работу? Почему меня не берут в проекты? Просто работы для редактора нет».

Да работы для редакторов полно. Только для тех, кто думает не о себе и своих никому ненужных постах, а о продукте, клиенте, решении задач.

Так вот мои советы, как найти работу:

  1. Перестать сосредотачиваться на себе и своих драгоценных текстиках, они никому не нужны. Ценность — в умении решать задачи.
  2. Думать от продукта и того, как он решает проблемы его клиентов.
  3. Изо всех сил стараться разобраться в продукте, а не думать: «Ой, я такой великий редактор, меня вон в постах отмечают и хвалят, я и так все знаю и понимаю».
  4. Иллюстрировать все, что можно показать.

Никому не нужны все эти текстики, которые не могут превратиться в готовый продукт.

Зачем отговаривать клиента от работы

Недавно сижу я в тульском кафе, а рядом женщина с кем-то разговаривает по телефону. По разговору становится ясно, что она парикмахер и занимается сложным окрашиванием волос. Она говорит с клиенткой, я слышу только ее слова:

«Марина, привет. Да, получила твои фотки. В инстаграме их нашла? Угу. Ну смотри, ты хочешь у корней темный цвет, а на кончиках пепельный. Я тебе честно скажу: если я тебя так покрашу, ты сделаешь красивую фотку для инстаграма, потом помоешь волосы, и кончики у тебя отвалятся. Тебе для чего так краситься? Угу. Но только ты себе в зеркале не обрадуешься.

Когда ты приходила в прошлый раз, помнишь, говорили, что кончики у тебя жженные, их высветлять больше нельзя. Надо восстанавливать волосы, а кончики вообще отрастим и отрежем. Ты пойми, я могу так покрасить, но ты меня потом проклянешь, я испорчу тебе весь вид. Если сильно хочешь, я посоветую тебе другого мастера, может возьмется. Но я не могу тебе помочь. Или приходи, я подберу для тебя вариант, чтобы красиво было и волосам норм. Да, подумай. Но я не возьмусь, не могу».

Парикмахер понимает, какие последствия будут у такого окрашивания и не боится говорить об этом клиентке. Она знает, что даже если клиентка скажет: «Да ладно, вдруг пронесет, давай краситься», — волосы будут испорчены, а клиентка повесит вину на парикмахера. Сейчас клиентке видится та картинка из инстаграма, но в зеркале она увидит себя с испорченными волосами. И кого она будет обвинять? Ну явно не себя, а нерадивого парикмахера, который не может «как в инстаграме».

Я часто отговариваю клиентов, которые приходят за текстом, презентацией, главредством или чем-то еще. Я делаю так, если вижу, что у клиента неоправданные ожидания. Например, он думает, что текст поднимет ему продажи и ставит на текст все. Или вижу, что клиент потратит много денег на редакцию, а она и блог ему не нужны. Да, конечно, я могу сказать: «Раз хотите, давайте делать». И мы правда что-то сделаем, но клиент не получит то, что хотел. Он будет думать, что это я плохо сделала или я его не предупредила. Наши отношения будут испорчены».

Вряд ли я могу отговорить клиента от того, что он сильно хочет. Но обманывать я не хочу. Лучше пусть он пойдет к другому редактору, совершит все ошибки там. И подумает: «Ну да, Ирина предупреждала».

Ctrl + ↓ Ранее